[Главная · Регистрация · Вход · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Фæндаг | Скифы | Сарматы | Аланы | Форум Осетия Алания » Осетия, Осетины, Аланы, Скифы, Сарматы Ныхас » ЖЗЛ » Владимир Сосланович Зангиев (Опалённые Крылья.)
Владимир Сосланович Зангиев
РухсДата: Вторник, 05.05.2009, 11:18 | Сообщение # 1
Æ
Группа: Æдминистратор
Сообщений: 7741
Награды: 42
Статус: Отсутствует
Пол:
null… Осень 1942 года выдалась в предгорьях Кавказа на редкость неустойчивой. Холодные дни с дождем и туманами изредка прояснялись. А затем небо опять начинало хмуриться. В воздухе повисла тонкая сетка моросящего дождя. Гитлеровские войска в это время упорно рвались к столице Северной Осетии. Отсюда открывался прямой путь к нефтяным и рудным запасам Кавказа.
На рассвете пятого ноября летчик Владимир Зангиев из 7-го штурмового авиаполка, который базировался на временном полевом аэродроме под Грозным, вылетел на боевое задание. Задание, которое получили Зангиев и его ведомый Письмиченко, в последнее время стало привычным: в 4-й воздушной армии не хватало истребителей, и штурмовикам приходилось охранять самолеты, идущие на бомбардировку.
Штурмовики делали заход за заходом. Вокруг – черные и белые разрывы. Трассы вражеских зениток огненными пунктирами прорезали небо. Вдруг Зангиев заметил шестерку вражеских истребителей. Завязался воздушный бой. Два «мессера» сбил Владимир.
Неожиданно по фюзеляжу ИЛа хлестко полоснуло пулеметной очередью. Зангиев обернулся и увидел разбитое бронестекло. «Надо уходить… Быстрее…».
Рывком потянув на себя ручку управления, летчик поймал в прицел «мессер» и нажал гашетку. Но пулемет и пушка молчали: кончились боеприпасы. В кабине запахло гарью. За самолетом потянулся густой бурый хвост. Клубы едкого дыма проникли в кабину. Каждую минуту мог взорваться бензобак. Штурмовик, теряя высоту, стремительно несся вниз.
Владимир с трудом открыл прозрачный фонарь и выбросился с парашютом из горящей машины. Коснувшись земли, он почувствовал резкую боль в ноге и потерял сознание.
За этим неравным воздушным боем наблюдали с земли и друзья, и враги. Жители селения Хаталдон, над которым проходило сражение, с тревогой думали о судьбе летчика, ведь к кустарнику на окраине селения, где упал Зангиев, устремились фашистские мотоциклисты.
Все это видел и хорошо запомнил шестилетний мальчик Борис Басаев – ныне ректор Горского аграрного университета. Борис Бештауович вспоминает:
– Моя бабушка по отцовской линии Ануш и мама Фаруз, другие жители Хаталдона очень переживали, что летчик попал в руки фашистов. Вечером мотоциклисты привезли его без сознания в наш дом и бросили на земляной пол. Летчик был весь обгоревший: лицо, руки, комбинезон, гимнастерка… Вокруг стояли часовые с автоматами. Бабушка Ануш не находила себе места: как подойти к полуживому летчику и узнать, кто он? Как ему помочь?
Только ночью бабушка и мама смогли пробраться к раненому. Они дали ему напиться, а обожженное лицо помазали кислым молоком. Потом они узнали, что это наш земляк, осетин.
Несколько дней летчик был в нашем доме. К нему приходили офицеры с переводчиком. Начались допросы, но Зангиев молчал, отказывался отвечать на вопросы: где находится аэродром, из какого он авиаполка? Его избивали до потери сознания. Так повторялось каждый день.
Когда бабушка просила Владимира Зангиева лежать спокойно, ведь он был в тяжелом состоянии, летчик отвечал: «Ничего, Ануш, мне только крылья опалили. Я еще полетаю…!».
Однажды утром немецкие солдаты согнали жителей Хаталдона к школьному зданию. Один из них вытащил на крыльцо летчика, резким движением накинул веревочную петлю на обожженные руки пленного и затянул узел. Другой конец веревки гитлеровец привязал к седлу. Всадник пришпорил лошадь, она рванулась и поволокла раненого по земле. На окраине селения, у обочины дороги, была вырыта яма. Фашисты столкнули в нее изуродованное тело и наспех засыпали мерзлыми комьями земли.
Спустя несколько дней, когда советские войска освободили Хаталдон, летчики 7-го штурмового авиаполка на месте падения самолета Владимира Зангиева установили ему памятник – небольшой обелиск со звездой.
А через несколько лет после окончания войны боевые друзья снова приехали в селение и прикрепили к обелиску другую пластинку, на которой было начертано: «Герой жив! Пусть этот памятник напоминает о его подвигах!».

… Да, Владимир Зангиев чудом остался жив. В тот ноябрьский день 1942 года, когда фашисты заживо зарыли летчика, через селение Хаталдон гнали группу пленных красноармейцев. Они заметили, что земляной холмик у дороги шевелится. Пленные разгребли землю, вытащили летчика из ямы и попеременно несли его на руках до Дигоры.
С трудом возвращалась жизнь к Владимиру Зангиеву. Сырой глиняный карьер на окраине Дигоры, потом Прохладненский пересыльный пункт, долгий путь в обледенелых вагонах на Украину и, наконец, «Гросс-лазарет Славута», концлагерь-301. Это было страшное место, где гитлеровские врачи испытывали на раненых военнопленных чудовищные методы массового уничтожения.
… Мне довелось в ходе сбора материалов для повести «Опаленные крылья» побывать в бывшем «Гросс-лазарете». Он находился в полутора-двух километрах от украинского городка Славута. Для концлагеря гитлеровцы приспособили старые военные казармы. В десяти трехэтажных каменных корпусах-блоках, каждый из которых был обнесен несколькими рядами колючей проволоки, размещались тысячи раненых и больных военнопленных. Вдоль заграждений через каждые двадцать метров – вышки с пулеметами, прожекторами.
… По ночам, когда в мрачных корпусах концлагеря все затихало, Зангиев, опираясь на самодельные костыли, учился ходить. Трижды он пытался бежать из концлагеря, но безуспешно. И только в четвертый раз вместе с группой военнопленных ему удалось вырваться из ада на свободу.
Жители украинского села помогли В. Зангиеву установить связь с партизанами Полесья. Так летчик-штурмовик, участник боев за Северный Кавказ, стал партизаном Первого молдавского соединения имени К. Ворошилова, действовавшего в районах Шепетовки, Ровно, Славуты, Каменец-Подольска… Получив возможность снова сражаться с оружием в руках, Зангиев первым шел на самые ответственные боевые операции.
В партизанском отряде В. С. Зангиев нашел настоящих друзей. Но он все время тосковал по родному авиаполку, с нетерпением ждал момента, когда снова сможет сесть за штурвал самолета и подняться в небо. Вскоре с группой партизан Владимир перешел линию фронта. Вот она, долгожданная Большая земля! Он хотел сразу же попасть к себе в полк, сесть в самолет, но врачи направили его в госпиталь. А потом пришлось несколько месяцев доказывать следователям особого отдела СМЕРШ, что он – бывший летчик, рассказывать, как попал в плен, как оказался в партизанском отряде… И здесь на помощь пришли верные фронтовые друзья – они послали письмо следователям, в штаб Военно-Воздушных сил, в котором не просто подтвердили боевые подвиги летчика, но и сделали представление о присвоении Владимиру Сослановичу Зангиеву высокого звания Героя Советского Союза. К сожалению, этот документ где-то затерялся в кабинетах военных чиновников, и награда так и не нашла героя. Но через некоторое время Зангиев снова сел за штурвал фронтовой машины, совершил десятки боевых вылетов, штурмовал с воздуха Берлин. Его подвиги отмечены многими правительственными наградами.
… Лет десять после войны В. С. Зангиев продолжал летать, осваивал новые типы боевых машин. В Актюбинском военном авиационном училище летчиков он передавал молодым пилотам свой богатый опыт и боевое мастерство. Но старые раны все чаще стали напоминать о себе.

Майор Зангиев вернулся в родную Северную Осетию. Несколько лет он был председателем республиканского комитета ДОСААФ. Владимир Сосланович много сил приложил для развития этого оборонного общества, в частности, республиканского аэроклуба. Затем работал директором мемориального Музея генерала армии, дважды Героя Советского Союза, Героя Монгольской Народной республики И. А. Плиева. Он много сделал для реконструкции этого очага военно-патриотического воспитания молодежи, обновления его экспозиции.
Владимира Сослановича не стало в возрасте 73 лет. Но память об отважном летчике жива в нашей республике. О нем сложена народная героическая песня. На доме по улице Джанаева установлена мемориальная доска. Во Владикавказе есть улица имени Зангиева. Владимир Сосланович – почетный гражданин столицы Северной Осетии.

 
nutellaДата: Вторник, 05.05.2009, 11:18 | Сообщение # 2
Группа: Æ
Сообщений: 3357
Награды: 11
Статус: Отсутствует
Пол:
Хочеться встать по стойке смирнои стоять в почетном карауле у его обелиска, отдавая дань памяти такого героя! Вечная ему память!
 
Фæндаг | Скифы | Сарматы | Аланы | Форум Осетия Алания » Осетия, Осетины, Аланы, Скифы, Сарматы Ныхас » ЖЗЛ » Владимир Сосланович Зангиев (Опалённые Крылья.)
Страница 1 из 11
Поиск: