Меню сайта

Категории каталога

Статьи [5]
Авторские публикации
Фольклор [10]
Сказки, мифы
Литература Алании [7]
Современное творчество
Видео Осетии [13]

Наш опрос

Посещая сайт, я уделяю внимание разделу(разделам)
Всего ответов: 1425

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск

Ссылки

|

Статистика


В сети всего: 5
Гостей: 3
Пользователей: 2
AnthonyGig , Roberthap

Осетия - Алания | Осетины - Аланы | Сарматы

Главная » Статьи » Творчество » Литература Алании

ПОВЕСТЬ О МОЕЙ БАБУШКЕ. Часть 2. ВОЙНА
ВОЙНА

Дедушка Игнат ушел на войну сразу. Из Ленинграда в Дигору вернулась Валя Кесаева с сыном Славой (ее муж, Астан Кесаев, был командиром подводной лодки на Черном море).

Перед приходом немцев все жители Дигоры ушли с нашими войсками. Потом, поскольку наши части отступали быстро, люди поняли, что их бросают без защиты, и остались в лесу, жили в шалашах. Туда и прискакали полицаи за Валей, которую выдал кто-то из земляков – жена командира, работала на почте и в случае оккупации автоматически становилась партизанской связной. Она прошла через женский концлагерь Равенсбрюк. В 1945 году этот лагерь освобождала часть Красной Армии, где начальником штаба был Алексей Кесаев – двоюродный брат Астана, который увидел ее фамилию в списке освобожденных, разыскал ее, и долго не мог поверить, что этот живой труп – красавица Валя.

Потом те же полицаи приезжали, говорили, что репрессий не будет, если никак перед новой властью не провинились, возвращайтесь по домам. В селе, в основном, стояли румынские части, но были и немцы.

Главными кормильцами семьи из 10 человек остались бабушка Зарка и моя мама, которой к началу войны не исполнилось и пятнадцати лет. Немцы запрещали собирать колхозные овощи, которые остались неубранными. Однако голодная смерть была страшней, и бабушка с мамой тайком ходили в поле, чтобы на себе принести хотя бы что- нибудь. Однажды маму остановили полицаи, она спрятала мешочек со свеклой, и полицай сделал вид, что его не заметил – знал прекрасно, что многодетной семье приходится тяжело. Другой раз бабушка на подводе, с маленьким племянником, опять поехала в поле, чтобы раздобыть еду. И вдруг их там окружили конные полицаи, и конвоировали в комендатуру. Когда подвода с бабушкой въехала во двор комендатуры, ворота остались распахнутыми. Двор был полон солдатами, полицейскими, и бабушка с ужасом подумала – как же я останусь ночевать там, где столько мужчин?! Это ее пугало больше всего – бесчестие, о наказании она не думала. И вдруг через раскрытые ворота она увидела, что по улице, через речку, идет староста, назначенный немцами – до войны хороший знакомый дедушки. Она со всех ног кинулась к нему, немцы что-то кричали, она прямо через речку пробежала и взмолилась – пожалуйста, сделай так, чтобы я не осталась ночевать среди них, лучше смерть! Он сказал – иди домой и ни о чем не беспокойся. На радостях бабушка понеслась домой, забыв про лошадь с подводой и про племянника. Правда, их тотчас же отпустили.

Выручала, конечно, корова. Бабушка Анна каждый день делала сыр, и специально один маленький сырок – размером в детскую ладонь – отдавала детям. Конечно, поскольку этим невозможно было наесться, хозяйственная девочка Ира (9 лет) решила, что они их будут копить, а потом устроят пир. Младшей, Азе (6 лет), вменялось в обязанности торжественно относить сыр в подвал и класть его в рассол. Наконец, дети решили, что скопилось уже достаточное количество сырков, и стали посылать Азу в подвал, чтобы она их принесла. А она стала отнекиваться, сказала, что ей страшно в темноте идти в подвал, что ей не очень хочется, и не мешало бы еще немного подкопить.

Тогда возмущенные дети все вместе пошли в подвал и с ужасом обнаружили, что в большом чане с рассолом плавает единственный – сегодняшний – сырок, остальное бесследно исчезло. Оказывается, слабовольная Аза каждый день относила сегодняшний сыр, но не удерживалась и съедала вчерашний. Можно себе представить горе и возмущение всех детей!… Но самое главное – теперь все вспоминают об этом с улыбкой. Аза была прощена сразу – ведь она была ребеноком. Терпимость была естественным состоянием, и это тоже шло от обстановки любви и уважения друг к другу в семье.

Немцы были очень высокомерными, никаких контактов с местным населением не заводили, но и таких зверств, как на Украине и в Белоруссии, не было. Возможно потому, что здесь стояли армейские части, и очень короткое время – потом их выбили. Мама рассказывает, что когда пришли наши, это была большая радость, большое облегчение. Сейчас многие говорят: народ так страдал от сталинского ига, что не видел особой разницы между немцами и своими. Это было не так, наших встречали именно как наших, освободителей, старались сделать для солдат все – обогреть, накормить, помочь.

Кто же становился полицаями? Это, действительно, были дети репрессированных, раскулаченных, пережившие все ужасы своего времени.

Можем ли мы их осуждать? У нас их никто и не осуждал, говорили – отсидел, но не уточняли, за что и как. Тем более, у нас, в Осетии, практически никого не расстреливали – одну учительницу из Алагира, Чабахан Басиеву. А от сталинских репрессий погибло очень много народу. Кстати, кого осуждали – это тех, кто доносил при Сталине. Их сторонились, и никакие последующие заслуги этих людей уже не могли вернуть им уважения. Причем, это плохое отношение не афишировалось, просто их молчаливо старались избегать.

Как только стало возможно вернуться в Москву, уехали московские племянники – Алик и Слава Николовы. Моя мама в 1944 году закончила среднюю школу, и бабушка приняла беспрецедентное решение – отправить ее учиться в Москву. Шла война, дед считался без вести пропавшим, мама была ее главной помощницей – а напахались они немерено. Возможно, бабушка считала, что маме досталось слишком много тяжелой физической работы (здоровье было потеряно уже тогда), естественно, она хотела для нее лучшей жизни, и она это сделала – в 1944 году мама поступила в Московский фармацевтический институт (кстати, моя мама – первый дипломированный провизор в нашей республике). Здесь же хочу сказать о бабушкиной сестре Магдалине, жившей в Москве, которая приняла маму в свою семью на все четыре года ее учебы, а ведь она жила в одной комнате с мужем и двумя сыновьями. Маме отделили ширмой угол, любили, как родную дочь. Там же, в Москве, 9 мая 1945 года мама получила телеграмму, что ее отец жив и возвращается домой.

Дед Игнат чудом выжил в плену. Насколько я помню, он был в концлагере Освенцим, сильно ослаб и чувствовал, что долго не протянет. И тут ему приснился его отец, который тщательно чинил карандаш. Игнат спрашивает отца – как ты сюда попал? А Цицили ответил ему – я пришел устроить твои дела. Утром этого дня в пищеблок назначили санитарным врачом осетина (из Южной Осетии), и он стал подкармливать земляков, в основном, картофельными очистками, но дед пошел на поправку. Жаль, что мы ничего не знаем об этом человеке, о его дальнейшей судьбе.

ЧТО ТАКОЕ ТВОРЧЕСТВО?

Я думаю, что каждый рождается творцом – в меру данной ему Создателем силы, любви и энергии. Слово «творчество» в основном применяется к созданию художественных произведений.

Но разве человек, создавший большую, дружную семью, несколько поколений которой живут в любви и уважении друг к другу, не истинный творец? Он отдал столько любви, мудрости, света, что этого хватило для создания целого мира, полного добра.

Я давно заметила, что жизнь человека складывается в зависимости от количества любви и уважения, полученных в детстве. Проанализируйте судьбы близких вам людей и подумайте – какое у них было детство? Может быть, кто-то рос без отца, может быть, в семье, где родители были эгоистами? Но вы обязательно увидите, что именно отсутствие любви потом отразилось на всей их жизни – это комплексы, неудачи, даже болезни. И, наоборот, люди из счастливых семей несут другим людям тепло, полученное в детстве.

Мои бабушка с дедушкой воспитали шестерых дочерей и одного сына. Все дети получили образование, а самое главное – у всех сложились счастливые семьи. О каждой из них можно написать книгу, и эта книга будет теплой и радостной. Не потому, что в этих семьях не было проблем, болезней, горя, а потому, что все это преодолевалось с любовью и самоотверженностью – и это нормально.

Так вот, создание такой семьи – акт высочайшего, напряженного творчества, и природа его такая же, как при сотворении мира: ты ежесекундно отдаешь любовь, доброту, искренне забывая о себе. Это тяжело, и это не каждому дано. Мы, по крайней мере, оказались не такими одаренными, как наши бабушки. И еще я поняла, что у нас в семье все было абсолютно благополучно, пока за нас молилась чистая душа – прабабушка Анна. Я верю, что молитва такого человека изменяет и материальный мир.

ЭПИЛОГ


Дорогие наши старшие – Анна, Игнат, Зарка! Вы оставили нам не просто память о себе, вы оставили нам гораздо больше – свою любовь, теплоту, чувство защищенности, веру в высшую справедливость, в то, что каким бы изощренным ни было зло, оно не победит, пока будут рождаться люди, способные искренне любить, без слов оставаться порядочными, и каким бы презрением ни обливали их разного рода временщики – именно эти люди и есть соль земли, именно благодаря им продолжает существовать человечество.

Любимые наши, вы всегда с нами!
Категория: Литература Алании | Добавил: Рухс (27.05.2009) | Автор: Лариса АЛБОРОВА
Просмотров: 5554 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/7 |

Схожие материалы:
Всего комментариев: 2
1
1  
Отличный рассказ, очень понравился! Спасибо за доставленное удовольствие и тому, кто написал, и тому, кто до нас донес! smile

0
2  
Спасибо.Замечаткльный рассказ. Читала и вспоминала свою когда-то большую и дружную семью.
Марина

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]