Меню сайта

Разделы новостей

История Осетии [43]
Скифы | Сарматы | Аланы [120]
Публикации, архивы, статьи.
Осетия [122]
Новости Северной Осетии и Южной Осетии.События на Кавказе.
Кавказ [14]
Народы Кавказа, История и культура народов Кавказа
Ранняя история Алан [0]
Габуев.Т.А.

Наш опрос

Посещая сайт, я уделяю внимание разделу(разделам)
Всего ответов: 1429

Форма входа

Логин:
Пароль:

Календарь новостей

«  Февраль 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728

Поиск

Ссылки

|

Статистика


В сети всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Главная » 2014 » Февраль » 26 » Повседневная жизнь осетинского студенчества в 1920-1930-х гг.
Повседневная жизнь осетинского студенчества в 1920-1930-х гг.
23:34
К. Джиоева, студентка 3 курса СОГУ

Изучение советской молодежи 1920-х г имеет важное значение для понимания исторических процессов периода новой экономической политики и последующих десятилетий. Юноши и девушки 1920-х г являлись первым поколением воспитанным при советской власти, во многом определившие дальнейшее развитие общества и государства.

Как и все советское, осетинское студенчество формировалось и воспитывалось в жестоких политических рамках и приоритетах. Одной из форм, которую должен был усвоить «красный студент», было правильное понимание цели его обучения в высшей школе. В идеологии эти цели были четко определены - о должен был стать «красным спецом» и посвятить свою дальнейшую жизнь работе на благо советского государства и общества. Поступив в вуз, «красный студент» должен был соответствовать ряду критериев, чтобы сохранить привилегированный статус. Уже в 1921 г. был накоплен первый опыт рабфаков, действовавших в различных городах России, так учащиеся-целевики из Осетии на петроградских рабочих факультетах группировались в соответствии с уровнем подготовки.

В советской публицистике не раз высказывалось мнение о том, что «пролетарский студент» подвергся в высшей школе влиянию буржуазной идеологии, поскольку вступал в контакты со старым студенчеством и буржуазно-настроенной профессуры. Постоянно отмечалась «опасность омещаниться» под разлагающим влиянием душевно дряблой, обывательской студенческой массы. Спасением от подобного вырождения стала смычка - обязательная практика студентов деревнях или на промышленных предприятиях в зависимости от его специализации. Смычка, таким образом, рассматривалась как средство поддержания связи студента со средой, из которой он вышел. Периодическое возвращение к плугу или станку позволяло красному студенту оставаться пролетарием и защищало его сознание от воздействия буржуазной атмосферы высшей школы. Помимо смычки обязанностью студента было участие в общественной работе. Под общественной работой понимались: агитационная работа среди рабочих, крестьян и даже студентов. По мнению лидеров партии большевиков, чтобы стать верным коммунистом, нужно было родиться в обстановке угнетения и эксплуатации. В одной из статей указывалось, что академизм - это уклон, который ведет к индивидуализации, показывает, что студент учится для себя. Одним из видов общественной деятельности было участие в работе национальных студенческих землячеств. Осетинское студенческое землячество возникло в 1922г. в Москве. К 1930г. оно объединяло свыше 1000 осетин- студентов вузов столицы и около 350 рабочих, которые трудились на предприятиях города. По социальному составу члены землячества распределялись следующим образом: рабочих — 250, бедняков — 630, середняков - 380; по партийной принадлежности: членов ВКГ1(б) — 91, ВЛКСМ — 183, беспартийных — 1077. Председателем Осетинского студземлячества был Цирихов. Землячество занималось распределением квот, размещением земляков в общежитиях, обеспечением стипендии. Большую помощь студенчество оказывало Северо-Осетинской области, посылая каждое лето студенческие бригады на помощь сельским жителям. В уставе Осетинского землячества присутствовала идея, что цель землячества «краеведческая работа, систематическое изучение культурно-политико-экономического положения своей области, для чего необходимо организовать кружки разного характера для регулярного и планомерного изучения Северо-Осетинской АО, а также Северокавказского края». Предполагалось выписывать литературу на родном языке, подписаться на газету «Растдзинад». Весной и осенью 1923г. осетинское студенчество впервые приняло активное участие в первомайской и ноябрьской демонстрациях.

В пропагандистской модели пролетарское прошлое «красного студента» создавало еще одну отличительную черту - материальную необеспеченность во время его обучения в вузе. Осенью 1921 г. Совет по делам высших учебных заведений принял решение о переходе от системы поголовного социального обеспечения к обеспечению государственными стипендиями только части студенчества, а именно лиц пролетарского происхождения и студентов старших курсов. Кроме стипендий Наркомпроса различные ведомства (наркоматы, профсоюзы), а также частные лица в соответствии с Декретом СНК «О государственных и частных стипендиях для студентов» могли учреждать так называемые частные стипендии (с 1925г. они стали называться хозяйственными). Государственные стипендии выплачивались в таких размерах: в 1922г. - 30 руб., в 1923 г. – 8 руб. золотом, с 1 января 1924 г. - 10 руб. золотом. Стипендиаты получали такие пайки, периодически одежду и обувь.

Студенты занимались в неотапливаемых зданиях. В Петроградском университете вся ученая и учебная жизнь теплилась в студенческом общежитии, где в небольших аудиториях занималось всего около 400 человек. Света не было. Лекции читались в темноте. В 1921г. многие петроградские студенты, благодаря хлопотам общественности, профессуры получали до 1 ф.хлеба в день, 5 ф.селедки, 1 ф.соли, 5 ф.крупы. однако в начале 1922 г. паек был оставлен только для коммунистов и им сочувствующим. Положение стало невыносимым. В этот момент большую помощь оказал христианский союз молодежи, организовавший бесплатные обеды для студентов. Обеды стали единственной надеждой на физическое выживание. Госстипендиаты Москвы и Петрограда, промышленных городов и некоторой части РСФСР получали 8 червонных рублей в месяц, провинциалы - 6 руб., 25% которых шло на всевозможные отчисления. Денежное содержание рабфаковцев было еще меньше. Например, в Москве студенты рабфака им. М.Н. Покровского получали 3 руб. 70коп. в месяц вместо 5 руб. золотом, объявленных официально, в то время, как обеды в столовой стоили 4 руб. 20 коп. Так, осетинское студенчество провело обследование материального положения своих членов, и вынуждено было констатировать «тяжелое материальное положение курсантов, прибывших из Горреспублики». Студенты-рабфаковцы с первых дней учебы также сталкивались с проблемами жилья. В Москве они нередко ночевали на бульварах, вокзалах. Основная масса студентов спала на холодном и грязном полу. Палаты не отапливались, «по стенам стекала вода. Одежда студентов была всегда сырая и покрывалась плесенью. Водопровод бездействовал, кухни не было. В еще худших условиях жили рабфаковцы в Покровском общежитии. Рамы в окнах отсутствовали, коридор ночью превращался в отхожее место, в полу были дырки от крыс. Пайка студентам не хватало и многие продавали одежду». Невыносимые условия жизни вызывали заболевания, приводили к преступлениям. Среди студенчества процветали туберкулез, неврозы, наблюдалось общее истощение физических сил и умственных способностей. Путевки в дома отдыха для студентов техникумов не предоставлялись. В 1929г. мест в дом отдыха «Цей» для студземлячества Москвы было получено 4. Медицинская помощь в вузах оказывалась крайне слабо. Социальная обусловленность и значимость сферы быта находит свое отражение в различного рода привычках, традициях и обычаях, пронизывающих бытовую деятельность. X Съезд РКП(б) в резолюции «О Главполитпросвете и агитационно-пропагандистских задачах потребовал от комсомола сосредоточить внимание на усвоении молодежного научно-коммунистического образования». Внимание комсомола обращалось на опасность былого разложения. В то же время осуждались «заслушивание комсомольцев одной только политикой, уход от жизнерадостности, свойственной молодежи». Программной целью для комсомола должно было быть участие «в творчестве новых форм жизни», борьба с «пережитками прошлого», неприятие студенчеством «пережитков прошлого - надо строить на поле, очищенном от старого».

Итак, материальное положение рабоче-крестьянского студенчества и выходцев из среды советских служащих Европейской части РСФСР в 20-х - начале 30-х гг. оставалось крайне тяжелым. Невыносимые условия жизни, не отапливаемые аварийные помещения классов и общежитий, вызывали тяжелые заболевания среди студентов. В таких же условиях жизни проживали преподавательский состав. Столичные преподаватели не желали ехать на периферию в связи с необеспеченностью жильем.

Источник:
Джиоева К. Повседневная жизнь осетинского студенчества в 1920-1930-х гг. // Историческое обозрение. Сборник научных статей. / Под ред. Н.Д.Малиева. Владикавказ, 2010. 78 стр. С. 33 - 36.
Категория: Осетия | Просмотров: 1391 | Добавил: 00mN1ck | Рейтинг: 0.0/0 |

Схожие материалы:
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]