Меню сайта

Наш опрос

Посещая сайт, я уделяю внимание разделу(разделам)
Всего ответов: 1430

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск

Ссылки

землетрясение в хакасии |

Статистика


В сети всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Осетия - Алания | Осетины - Аланы | Сарматы

Главная » Статьи » Духовный и культурный мир Алании » Культура Алании

Даргавс - Дæргъæвс
Аул Даргавс расположен в центре горной котловины. Довольно значительная по площади долина, длиной в 15 км, хорошо освещается и прогревается солнцем, орошается реками. Долина со всех сторон окружена горными склонами с удобными сенокосами и пастбищами; кроме того, на склонах были сооружены террасы, которые также обрабатывались. Таким образом, котловина имеет все, что необходимо для успешного занятия земледелием и скотоводством. Не удивительно, что эта местность была заселена с давних времен, по меньшей мере, с эпохи бронзы. Графиня П.С. Уварова, так много сделавшая для археологического изучения Кавказа, в окрестностях Даргавса обнаружила каменные ящики, датируемые VIII-XII вв. Уже в наши дни археологическая экспедиция СОИГСИ во главе с Р.Г. Дзаттиаты несколько лет изучает здесь аланский могильник конца I тысячелетия н.э.

Этимология слова Дæргъæвс не имеет единого объяснения. П.С. Уварова название аула выводила от осетинского дуаргас "привратник", "привратник и защитник ущелья". Профессор Т.А. Гуриев рассматриваемый топоним связывал с монгольским даргъаавс (из даргъа "повелитель", "предводитель", "вождь" + авс "склеп, гроб, место погребения", "(гробница) повелителя, предводителя"). А.Дз. Цагаева, исходя из физико-географических особенностей местности, название аула объясняла из осетинского даргъ "длинный" + фæз "поляна". Даргавс считается одним из центров формирования Тагаурского общества. По генеалогическим и историческим преданиям, в Даргавсе жил "царевич Тага" — родоначальник фамилий, относившихся к высшему сословию Восточной Осетии. Данный этноним произошел от слова тага, которым обозначалась одна из инсигний армянских царей — корона. А одним из основных терминов для обозначения царского титула являлось слово таговор; его этимология прозрачна — термин происходит от таг — "венец", "корона". По мнению ряда исследователей, таговор ("венценосец", "царь") — часто встречаемое у мусульманских авторов обозначение восточных христианских государей, вплоть до византийских императоров. Царю Армении Смбату I Багратуни этот титул пожаловал византийский император. Учитывая оживленные алано-армянские связи (причем, связи именно восточных алан), можно предположить возможность заимствования князьями восточной Алании социального термина тага (венценосец) именно из Армении. Т.к. время правления Смбата I Багратуни относится к началу X в., то время заимствования социального термина восточно-аланскими князьями следует отнести ко времени, предшествующему татаро-монгольскому нашествию.

Интересна информация об алдарах-тагиатах, оставленная B.C. Толстым. Декабрист, сосланный сначала в Сибирь, а затем в 1829 г. переведенный на Кавказ за участие в деятельности Южного общества, в течение четверти века находился среди горцев; оставил ряд материалов по Осетии. В статье "Тагаурцы" B.C. Толстой рассмотрел генеалогическое предание алдаров. "Сказание об имени тагаурцев гораздо определеннее (чем предание об Ос-Багатаре) и легко объясняется при соображении их прежнего быта и вообще обычаев кавказских горцев. У самых истоков реки Гизель из Черных гор, в Даргобском ущелье, и поныне существует тагаурская деревня Даргобс; в ней находятся развалины древних башен и замков, по преданию, принадлежавших какому-то Тагауру и его сыновьям, которых собственные имена обращены в фамилии их потомков тагаурцев".

В другой работе B.C. Толстой вновь повторил: "По преданию, тагаурцы происходят из деревни Даргобс, расположенной в вершине реки Гизель. В Даргобсе и поныне стоят развалины древних башен и замков, которые принадлежали сильному и богатому семейству Тагаура, которого имя приняло его потомство за название рода, собственные имена его сыновей обращены в фамилии их потомков".

Из Даргавса происходят 4 из 11 алдарских фамилий: Кануковы, Мамсуровы, Тулатовы и Тхостовы. По убеждению Б.А. Калоева, особенно большим влиянием пользовались Кануковы, "владевшие лучшими земельными участками и правами охраны Даргавского ущелья, о чем свидетельствует наличие у входа в это ущелье сторожевой башни Кануковых". На рубеже XVII-XVIII вв. на горном склоне недалеко от этой башни Кануковы основали селение Верхний Кобан, известное своими памятниками бронзового века, вошедшими в историю под названием "кобанской культуры". В XVIII в. возникло селение Нижний Кобан, основанное фамилией Тулатовых.

Среди архитектурных памятников Даргавса привлекают внимание боевые (мæсыг) и жилые (гæнах) башни. В центре аула на обрывистом берегу р. Уаллагдон стоит одна из наиболее хорошо сохранившихся и самых известных боевых башен — масыг Мамсуровых. Прямоугольная в плане (4,65x4,80 м) башня имеет высоту почти 15 м. Арочный вход находился на высоте 2 м — в случае опасности люди поднимались по приставной деревянной лестнице, втаскивали ее за собой, запирали окованную железом дверь, тем самым превращая масыг в неприступную крепость. Башня Мамсуровых, как и большинство аналогичных строений Северной Осетии, имела 4 этажа, сообщавшихся между собой при помощи лестниц и люков в межэтажных перекрытиях.

Строительство башен в средние века было весьма дорогостоящим занятием. Согласно устной традиции, один большой отесанный камень для угловой кладки обходился в овцу. Разумеется, позволить себе строительство такой башни могли только многочисленные, сильные и экономически крепкие фамилии. По преданиям, за строительство масыга Мамсуровы заплатили 14 коров.

Вообще Даргавс богат архитектурными памятниками разной степени сохранности. В 1 км от северной окраины села на склоне горы Раминыраг, рядом с "Городом мертвых" находится сильно руинированная башня Аликовых, около которой видны следы фундаментов, возможно, жилых построек. Эта башня контролировала подступы к Даргавсу со стороны Геналдонского ущелья; она известна и под другим названием — масыг Бадтиевых, по рассказам, захвативших это сооружение после того, как его владельцы, спасаясь от кровной мести, вынуждены были переселиться в Кобанское ущелье. По данным Л.П. Семенова, башня Аликовых была разрушена сильным землетрясением 1923 г.

На северо-западной окраине аула расположена четырехугольная в плане (5,5x5,7 м) жилая башня Джибиловых. Это сооружение отличается высоким уровнем техники кладки, камни хорошо подогнаны друг к другу и скреплены прочнейшим известковым раствором.

Неподалеку от башни Джибиловых находится полуразрушенный масыг Бадтиевых. В 1924 г. Л.П. Семенов, описывая оборонительные сооружения Даргавса, отметил: "особенно интересна башня Бадтиевых с причудливыми украшениями на углах". К сожалению, от этой "причудливости" не осталось и следа.

На восточной окраине аула, на левом берегу р. Уаллагдон (приток Гизельдона) находится прямоугольный в плане (7,2x8,8 м) ганах Дегоевых. Судя по описанию Л.П. Семенова, данная башня в 1924 г. была еще сравнительно хорошей сохранности. Исследователь зафиксировал балки перекрытий, каменную лестницу, ведущую на 2-й ярус (снаружи) и бревно, при помощи которого обеспечивалось внутреннее сообщение между этажами. В непосредственной близости с ганахом отмечены руины боевой башни Дегоевых.

На левом высоком берегу р. Уаллагдон рядом с башней Мамсуровых расположен комплекс Тароевых , состоящий из жилой и боевой башен, хозяйственной постройки с мощными стенами и арочным входным проемом. В северо-западной части комплекса сохранились руины еще одной боевой башни. Все строения сообщаются между собой, а внешние стены образуют по сути непрерывную глухую ограду. Бойницы и смотровые щели — обязательный элемент их оформления.

В Даргавсе отмечены также сложный комплекс (галуан) Сахмановых, башня Зораевых, масыг и ганах Байматовых, жилая башня Сасиевых, и еще одна жилая башня неустановленной принадлежности.

На примере жилой башни Дегоевых рассмотрим внутреннее устройства ганаха. Жилая башня Дегоевых гораздо массивнее и приземистей сторожевой башни. По существу, это двухэтажный дом, при необходимости служивший и крепостью. Низкая входная дверь с арочным завершением ведет в нижний этаж, предназначенный для скота. Жилым являлся второй этаж. Попасть туда, как и в боевую башню, можно было по приставной лестнице, убиравшейся в минуту опасности. В основном осетинском жилом помещении — хæдзар — находились: очаг, над которым висела цепь, резное деревянное кресло для старшего мужчины, низкие трехногие столики для еды (фынг), выдолбленная из ствола дерева кадушка для воды, деревянные самодельные кровати, лавка, на полках расставлялась деревянная и глиняная посуда, на стене почетное место занимало холодное и огнестрельное оружие.

Широкую известность получил еще один памятник Даргавса — "Город мертвых" — знаменитый могильник, оставленный средневековыми жителями Даргавса; он состоит из 95 сооружений трех типов: полуподземных, дву- и трехскатных склепов. Сооружение трехъярусных склепов обходилось довольно дорого; это было под силу лишь наиболее богатым фамилиям горцев. Поэтому таких склепов в Даргавсе немного — всего 14, а наиболее простых полуподземных — 61. Очевидно, в этих цифрах отражена довольно достоверная картина социального устройства Тагаурского общества. Количество склепов свидетельствует также о большой численности населения Даргавса.

За три года раскопок в конце 60-х гг. XX в. была составлена уникальная и обширная коллекция (около 1500 предметов), детально освещающая быт и культуру населения Тагаурии в XVII-XIX вв. Одежда, обувь, разнообразная посуда, оружие и некоторые виды орудий труда — такой полной коллекции по этнографии осетин нет ни в одном музее. В погребальном инвентаре "Города мертвых" много привозных и импортных вещей: восточные ткани, русская стеклянная посуда и бутылки, табакерки, грузинская и дагестанская керамика, дагестанская инкрустация металлом по дереву. Как видно, горная Осетия отнюдь не находилась в полной изоляции от внешнего мира.

Некоторые сведения о Даргавсе и его обитателях отложились в материалах путешественников и экспедиций Академии наук России, организованных в конце XVIII — начале XIX вв. Капитан российской армии Леонтий Штедер, служивший на Кавказской кордонной линии в должности дивизионного квартирмейстера, в 1781 г. получил задание составить топографическую карту Центрального Кавказа. Выполняя это поручение, Штедер вел дневник, содержащий исключительно важные сведения о горских народах, особенно об осетинах. Рассказывая о тагаурцах, капитан отметил важную статью доходов феодалов — сбор пошлин с проезжавших по дороге в Грузию. "Упрямый Каншоу, старшина Дергипша (Даргавса), — писал Штедер, — требовал мостовой сбор даже с генерала Тотлебена, потому что, как он говорил, даже грузинский архиепископ должен был ему уплачивать; грабил офицеров и курьеров, задерживал караваны и недавно имел в своих когтях доктора Рейнеггса [немецкий врач, с 1779 г. служивший придворным врачом царя Грузии Ираклия II; он также был "комиссионером" князя Г.А. Потемкина при царях Ираклии II и Соломоне I Имеретинском. Рейнеггс владел несколькими восточными и кавказскими языками. По составленному им осетинскому словарю на двух диалектах можно предположить, что он был хорошо знаком и с осетинским языком]. Этот 80-летний разбойник (владелец Даргавса — Ф.Г.) , несмотря на свою слабость, заставил свести себя по каменной лестнице с своего холма и пришел при остановке держать мою лошадь". С точки зрения этнографии весьма примечательно последнее обстоятельство, свидетельствующее о желании "старшины Даргавса" подчеркнуть свое уважение к гостю.

Интересно и оставленное Штедером описание Даргавса. "Дергипш лежит на правом берегу Кезила... Местечко большое и имеет по большей части каменные жилища (вспомним многочисленные башни Даргавса — Ф.Г.), между которыми на северо-восточной стороне поднимается укрепленный замок старшины Каншава...Его 5 сыновей держались несколько в стороне вооруженными на конях из предосторожности и боязни, но по моей просьбе им пришлось приблизиться, чтобы в знак гостеприимства передать саблю и всем вместе увезти обратно старика..."

Во время поездки на Кавказ в 1807—1808 гг. член российской Академии наук Ю. Клапрот также побывал в Даргавсе. "На правом берегу Кизила на высокой и крутой горе расположено защищенное башнями селение Даргавс, которое принадлежит трем тагаурским фамилиям Мамцире-фирт, Сахак и Ханкуате или Эритави-фирт".

Трудно судить о том, какая из современных осетинских фамилий скрывается за "Сахак". Однако, несомненно, что под Мамцире-фирт имелись ввиду Мамсуровы, а под Ханкуате-фирт — Кануковы. Не ясно также, почему последнюю фамилию Ю. Клапрот обозначил и второй формой — Эристави-фирт. Если она является отчеством, тогда вместе с Ханкуате она должна читаться как сын Эритава Канукова. Если же она является социальным термином, обозначавшим династию ксанских и арагвских эриставов, то тогда мы имеем указание на какую-то связь между алдарами Тагаурии Кануковыми и князьями из дома эриставов, происходивших из знатного аланского рода Сидамонта.

Выше уже отмечалось, что алдары Даргавса в XVII XVIII вв. в ближайших ущельях основали новые аулы. Несмотря на наличие вокруг Даргавса обширной долины, экономика ее населения не отличалась стабильностью. Как и в других горных районах не только Кавказа, но и всего мира, эффективность занятия скотоводством и, особенно, земледелием, во многом определялась погодными условиями. В случае продолжительных проливных дождей, или, наоборот, при засухе, неурожаи подводили жизнь горцев к критической черте. Неудивительно, что жители ущелий во все времена стремились переселиться на равнину.

В документах кизлярского коменданта сохранилось донесение иеромонаха Осетинской духовной комиссии Григория генералу Фрауендорфу. В нем, в частности, отмечалось, "Сего июля 20 числа (1755 г.) получил я из Осетии от архимандрита Пахомия, который пишет ко мне необходимую во всем нужду, что ныне в тамошней стороне хлеба и протчего ничего не родилось; и за тем никакого запасу тамо достать ни откуда не могли и претерпевают в том великую нужду" (курсив мой — Ф.Г.). Острый недостаток сельскохозяйственных продуктов подтолкнул горцев-осетин к поискам возможностей переселения на равнину. Архимандрит Пахомий в начале 1756 г. сообщал в Синод "о желающем быть под протекциею ея императорского величества и выселиться из гор осетинском тагаурском народе". В другом документе сказано: "осетинского тагаурского народа старшины 4 человека в 1755 году в марте месяце при нем, архимандрите Пахомий, приезжали в Кизлярскую крепость и тамошнему коменданту подали на высочайшее ея императорского величества имя прошение о том, что они желают быть под протекцией) ея императорского величества и выселиться из гор в степи на удобное место, прося дабы при поселении их на том месте для безопасности их... определить к ним одного знатного человека, которого в стороне их почитали, а их, осетинцов, выселиться может около 3000 оружейных людей, и что они о сем принуждены просить потому, (что) поныне в горах претерпевают недостаток в пашенной земле и в местах для поддержания скота, и хотя некоторые Большой Кабарды владельцы призывают их осетинцов под свою власть, обнадеживая при том их защищением (и обеспечением землей), но они того учинить не желают".

Архимандрит поддержал просьбу тагаурцев, добавив от себя, что в случае переселения осетин на равнину старшим на новом месте жительства поставить к ним находившегося в Кизляре генерал-майора князя Эльмурзу Черкасского, сына Девлет-Гирея Черкасского. Иначе, предупреждал Пахомий, тагаурцы могут принять предложение кабардинских князей.

Переселение на равнину началось после основания в 1763 г. Моздока, хотя на первых порах на новое место перебирались лишь крестьяне. Тагаурские алдары новые поселения на равнине образовали в начале XIX в.

В 1830 г. во время выступления алдаров Даргавс был взят войсками князя Абхазова. Джанхот Шанаев и 9 его сыновей, Бита Кануков, Базурико и Джанхот Мамсуровы, Кургоко Карсанов и Хамурза Тулатов с сыновьями "объявлены государственными преступниками и сосланы в Сибирь".

Вместе с тем, надо отметить, что как до выступления, так и после него алдары Даргавса верой и правдой служили в российской армии. В неполном списке офицеров-осетин русской армии числится 9 представителей Кануковых, 2 — Тулатовых, б — Тхостовых, 9 — Фидаровых и т.д.

Из Даргавса вышло и немало представителей осетинской интеллигенции. В самом ауле действовала церковно-приходская школа "при двух учителях". Как отмечалось в анонимной статье в "Терских ведомостях" (1910, № 235), "Школа охотно посещается детьми, число которых в настоящее время достигает около 100 — большего школа не может вместить". Чтобы как-то удовлетворить огромный "спрос на школу, духовное ведомство предложило более крупным отселкам открыть у себя" дополнительные начальные учебные заведения. Даргавсцам "эта мысль пришлась по душе" и они решили "открыть еще несколько школ". Автор статьи призывал жителей Даргавса обратить внимание не только "на обучение мальчиков, но и на девочек... не надо забывать, что в семейной жизни образованная мать сильнее влияет на воспитание детей, чем образованный отец".

Из книги:

Гутнов Ф. Х.

Века и люди (Из истории осетинских сел и фамилий)

Выпуск 2

Владикавказ 2004

Категория: Культура Алании | Добавил: Рухс (14.06.2008)
Просмотров: 7720 | Рейтинг: 5.0/3 |

Схожие материалы:
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]