Меню сайта

Наш опрос

Посещая сайт, я уделяю внимание разделу(разделам)
Всего ответов: 1425

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск

Ссылки

|

Статистика


В сети всего: 5
Гостей: 1
Пользователей: 4
ShelbyLeSy , gregxr1 , UQDouglasKick , AnthonyGig

Осетия - Алания | Осетины - Аланы | Сарматы

Главная » Статьи » Духовный и культурный мир Алании » Святыни Алании

Специфика комического в архаических формах осетинского нартовского эпоса

Чувство комического − одна из характерных особенностей, присущих человеку, одно из проявлений эстетического отношения к действительности. Комическое возникает уже на ранней ступени развития общества как своеобразное отражение сознания человека, восприятия им окружающего мира. Специфика архаического комизма своеобразна. Постижение его связано с большими трудностями: мы непроизвольно переносим в далекое прошлое современные представления о смешном, и потому архаический вид комизма современным человеком всегда переосмыслен. С изменением понятий и представлений претерпевает изменение и чувство комического. Чтобы понять архаический вид комизма, надо рассматривать его в естественной среде, в той обстановке, о которой повествуется. Общественно-эпической средой, в которой функционируют нартовские герои, является военно-дружинный быт. Этот своеобразный быт и психология, отраженные в древнейших слоях осетинского эпоса, и определяют характер и специфику комического в нем. Здесь комическое еще трудно отделить от трагического, они синкретичны, образуя то исконное, изначальное единство, которое постепенно со временем разрушалось. Поэтому смех, шутки Нартов имеют грубонатуралистический жестокий характер. Такой вид комизма представлен в сказании «Красавица Саха» [1], где в форме исполнения этикета «дружелюбия» и «поздравления» происходит казнь красивой, но своенравной невесты. 

Трагикомический синкретизм лежит и в основе сказания «Как появился фандыр» [2]. В этом сказании «шутка» нарта Хамыца, мстящего за насмешку, обернулась для Сирдона трагедией. Однако действия Хамыца, побросавшего в кипящий котел, вместо мяса украденной у него коровы, детей Сирдона, нартами не осуждаются. Ибо они вызваны осознанием превосходства своей силы над противником – ведущей чертой архаического вида комизма. 

К архаическому смеху относится и «демонический» комизм, т.е. демоническая роль одного из персонажей в судьбе положительного героя. Смех здесь груб и жесток, что говорит о его древней природе. Главным носителем «демонического» комизма в нартовских сказаниях является Сирдон − один из самых архаических персонажей осетинского эпоса. В указанном смысле примечателен сюжет о «рождении Сирдона», известный в нескольких вариантах. В одном из них говорится, что Сирдон родился от нартовской красавицы Дзерассы \матери Урузмага и Хамыца\ и владыки \или духа\ вод Гатага. Эпизод передается в сказании в комической, бурлескной форме, когда образ эпической героини снижен тем обстоятельством, что она уступает домоганиям водного божества. Встречаются варианты сказания, где предложение Гатага облекается в грубонатуралистическую форму [3].

 В другом варианте матерью Сирдона оказывается нартовская Сатана. Это сказание интересно тем, что Сирдон и главный антагонист его − Сослан являются братьями по материнской линии, они даже дают друг другу имена. В данном сказании объясняется причина исконной вражды между героями.

Сатане понадобилась вода для закалки новорожденного Сослана. У реки с нею произошел аналогичный, как и с Дзерассой, случай. Только теперь своим положением владыки рек злоупотребляет некий Натар-Уатар. Возвратившись, Сатана обнаружила, что новорожденному вода уже не нужна, поскольку за время отсутствия Сатаны раскаленный докрасна ребенок уже остыл и благодаря козням Сирдона колени у него остались незакаленными [4].
Во всех вариантах сказания о рождении Сирдона общим является конфликт у реки, вследствие чего и создается комическая ситуация: величественная эпическая героиня вынуждена снизойти до притязаний владыки воды и унизить свое достоинство.
Согласно еще одному варианту сказания Сирдон родился способом, аналогичным рождению Сослана. Но в отличие от последнего отцом его является не пастух, а дьявол, возжелавший Сатану, стирающую белье на другом берегу реки [5].

 В варианте, записанном от сказителя Джусойты Кудзи [6], матерью Сирдона является «ус хæйраг» дьяволица. Эпическую суть данного сказания разнообразит комический эффект, создаваемый с помощью пародирования. В данном случае передразнивание нартов дьяволицей есть вульгарно-примитивная форма пародирования.

Сказания, в одном из которых отцом Сирдона является дьявол, в другом – дьяволица – матерью, возможно, проливают свет на некоторые демонические черты в образе героя.

  Таким образом, все сказания о рождении Сирдона показывают, что герой входит в нартовское общество, как правило, по матрилокальному признаку, а это – одна из важнейших примет архаичности персонажа. В наиболее ранних сказаниях образ Сирдона напоминает героя-трикстера. Трикстер \англ. плут, обманщик, трюкач\ является своего рода отрицательным вариантом эпического героя, т.е. антигероем. Антигерой – тип героя, лишенный подлинных героических черт, но занимающий центральное место в произведении. Если главной чертой героя является подвиг, то соответственной чертой антигероя является «антиповедение». Ему присущи как положительные, так и отрицательные поступки. Поэтому антигерой, как правило, синкретичен: в нем аккумулированы трагическое и комическое одновременно. 

Двойственный характер поступков Сирдона особенно проявляется в сюжетах, в которых он, так или иначе, связан с Сосланом. Здесь мы можем говорить о «демоническом» комизме. Образ Сырдона в такого типа сказаниях в высшей степени противоречив, амбивалентен. Амбивалентность – это не результат механического соединения традиций разного рода, а признак особой эпико-мифологической сущности архаического персонажа, противоречивые качества которого еще не расчленены и не противопоставлены одно другому. Мы, по-видимому, встречаемся с первобытно-грубой формой смеха, о которой Людвиг Нуаре говорил, что в «нем \смехе – Д.Д.\ есть что-то демоническое, загадочное, порождающее тревожное беспокойное чувство» [7]. Именно это чувство особенно ощущается во второй части сказания о рождении и закалке Сослана. Как известно, для закалки Сослана понадобилось выдолбить корыто. Эту работу Сатана поручила небожителю – богу кузнечного дела Курдалагону. Но и здесь, как и во всяком другом событии в нартовском обществе, не обходится без вмешательства Сирдона. Заморочив голову Курдалагону своими действиями, замечаниями, советами, герой добивается того, что длина корыта оказалась на четыре пальца меньше, чем требовалось. В результате полусогнутые колени Сослана остались незакаленными, что и явилось впоследствии причиной его гибели. То обстоятельство, что герой стал уязвим, порождает у слушателя чувство беспокойства за его дальнейшую судьбу.

Примечательно, что демоническая сущность Сирдона проявляется преимущественно по отношению к Сослану. Цикл сказаний о Сирдоне условно можно разделить на две группы, большую часть из которых может быть включена в сослановский цикл; так тесно переплетены в них судьбы обоих героев, вернее, героя и антигероя.

Самым разнообразным по своему содержанию в архаических формах осетинского нартовского эпоса является вид комического, основанный на иронии, сарказме, язвительных насмешках. Связь иронии с сарказмом наблюдали еще античные авторы. Так, в Аристотелевой «Риторике к Александру» выделено четыре вида иронии. Четвертый вид назван им «издевательство» \сарказмос\. Следовательно, сарказм определен как высшая степень иронии. Он отличается тоном негодования, возмущения. Сарказм является одним из важнейших стилистических средств комического, представленных и в осетинском нартовском эпосе. 

Перерастание иронии в сарказм наблюдается в сказании «Сбор Нартов», в котором последовательно осмеиваются претензии Хамыца на получение трех нартовских сокровищ, предназначенных: 1) самому отважному в бою, 2) самому воздержанному в еде, 3) самому благородному в отношении к женщине. Иронические реплики Нартов в адрес Хамыца, далеко не безупречного во всех трех номинациях, приобретают характер язвительной насмешки, открытого негодования.

Архаический вид комизма, содержанием которого является насмешка, встречается почти во всех циклах осетинского эпоса. Но насмешке подвержены не все нартовские герои. Она направлена, как правило, на действия тех персонажей, которые не идеализируются в эпосе. Так, Сослан в сюжете «бой с Тотрадзом» представлен в очень неприглядном свете: по сказанию, герой объявляет нартам, чтобы в назначенный день из каждого дома шел всадник на игорное поле для единоборства с ним. Кто не выставит всадника, поплатится штрафом: девушкой-рабыней или мальчиком. Из дома Албега некого послать, т.к. сам Албег пал от руки Сослана, а Тотрадз, его единственный наследник, – еще ребенок и лежит в колыбели. Здесь мы встречаемся с одним из популярнейших мотивов мирового фольклора – мотивом юного героя, победившего в борьбе могучего богатыря. Вначале именитый нарт отказывается от схватки с ребенком, у которого, по его словам, «йæ хъуымыз йæ донгæмттæй кæлы». Но маленький Тотрадз, оседлавший строптивого отцовского коня, настаивает, и схватка начинается. От первого же удара юного героя могучий нарт слетает с коня. Тотрадз поднимает его на острие копья и целый день носит в таком виде по нартовскому селу. Здесь внимание акцентируется на элементах неожиданности, недооценки юного героя. Данный эпизод делает очевидными особенности сочетания героики и комического в эпосе. В смешное положение попадает нарт Сослан, считавший себя самым сильным. Неизвестный младенец одним ударом низвергает его с коня, и ему, не имевшему равных по силе, приходится униженно просить ребенка о пощаде. Кичливое поведение Сослана осуждается в эпосе, поэтому образ его предельно снижен, доведен до бурлеска. Анализируемый эпизод служит и дальнейшему развитию сюжета. Благородный герой отпускает поверженного противника. Рассказав Сатане о своем поражении и позоре, Сослан с ее помощью хитростью и коварством одолевает Тотрадза. В таком виде сказание не дает слушателям морального удовлетворения, т.к. погибает юный герой, рыцарь чести, а злой и коварный торжествует. Видимо, поэтому в некоторых вариантах данного сюжета появляется несколько иная интерпретация финала. В них говорится, что последний бой Тотрадза и Сослана произойдет в загробном мире и принесет победу Тотрадзу. А в сказании, записанном от Арсамага Цопанова, за Тотрадза мстит невестка Албега, переодевшаяся в мужскую одежду [8].

Идеал эпического героя меняется от эпохи к эпохе. В сказаниях о Сослане подвиги его в основном совершаются по одной схеме: он начинает как герой-богатырь, заканчивает как герой-маг, т.е. перед нами герой-воин, в образе которого еще сохранились черты героя-волшебника. С приходом «железного» века, когда война и организация войны становятся «нормальной функцией общественной жизни» [9], рождается новый тип эпического героя непобедимой силы, сокрушающего врагов богатырской мощью без всякой хитрости и колдовских приемов. Таковым в осетинском нартовском эпосе является Батрадз, сын Хамыца. Создатели эпоса с особой щедростью наделили его чертами, в которых видели идеал воина «железного» века. И если Сослан попадает в комические ситуации, снижающие его героическое восприятие, то применение насмешки относительно Батрадза творцы нартовских сказаний считают недопустимым. Объясняется это тем, что многие приемы, к которым прибегает Сослан для совершения своих подвигов, теряют позитивное значение, становясь неприемлемыми для героев «железного» века. Ведь, как известно, комическое и есть «проявление общественной закономерности, по которой все старое, отжившее свой век, является негодным и жизненно несостоятельным». 

Примечания:
1. Ирон адæмон сфæлдыстад. 5-æм чиныг. – Орджоникидзе, 1941. – С. 39.
2. НА СОИГСИ. Ф. 71, п. 16. – С. 126-130.
3. НА СОИГСИ. Ф. 83, п. 16. – С. 66.
4. ПНТО. Вып. 2. – Владикавказ, 1927. – С. 9-10.
5. СМОМПК. Вып. 6. – Тифлис, 1889.
6. НА СОИГСИ. Ф. 83, п. 27. – С. 143.
7. Noire L. Der Ursprung der Sprache/ – Mainz, 1887. – S. 327.
8. НА СОИГСИ. Ф. 56, п. 23. – С. 103-128.
9. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. – 2-е изд. Т. 21. – С. 164.

Источник:
Духовная культура осетин и современность: проблемы и перспективы. Сборник научных статей. Материалы республиканской научно-практической конференции. Материалы республиканской научно-практической конференции. Владикавказ 2009; 226 стр.

Д.И. Дедегкаев
кандидат филологических наук

Категория: Святыни Алании | Добавил: Рухс (15.01.2010) | Автор: Д.И. Дедегкаев
Просмотров: 11357 | Рейтинг: 5.0/1 |

Схожие материалы:
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]