Меню сайта

Разделы новостей

История Осетии [43]
Скифы | Сарматы | Аланы [120]
Публикации, архивы, статьи.
Осетия [122]
Новости Северной Осетии и Южной Осетии.События на Кавказе.
Кавказ [14]
Народы Кавказа, История и культура народов Кавказа
Ранняя история Алан [0]
Габуев.Т.А.

Наш опрос

Посещая сайт, я уделяю внимание разделу(разделам)
Всего ответов: 1425

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск

Ссылки

|

ПРЕДИСЛОВИЕ

  Предлагаемая вниманию читателя книга посвящена трем основным проблемам. Как видно уже из ее названия, по степени их важности для меня и соответственно по уделяемому им месту эти проблемы следую-щие: 1) социальная история и социальная организация скифов; 2) ос-новные закономерности функционирования и развития обществ древ-них кочевников евразийских степей; 3) общее и особенное в социальной организации и истории кочевников евразийских степей в целом. Кроме того, довольно много места уделено трансформации социальной орга-низации общества с комплексной скотоводческо-земледельческой эко-номикой в связи с переходом к кочеванию — проблеме, для исследова-ния которой только скифское общество представляет необходимый, хотя и недостаточный, материал.
 Впрочем, скудость источниковедческой базы по древним кочевникам при работе над книгой ощущалась почти постоянно. Поэтому нередко приходилось прибегать к дедукции и к аналогиям. В. А. Гордлевский заметил однажды, что «аналогия, конечно, объясняет, облегчает пони-мание фактов, однако, как ни убедительна она, в ней исчезает осяза-тельность» [Гордлевский, 1960, стр. 32]. Когда же фактов не хватает, возможности аналогий становятся еще более ограниченными. И все же иного выхода не было. Поэтому я стремился максимально широко ис-пользовать сравнительно-этнографический и исторический материал по кочевникам евразийских степей не только для того, чтобы выявить об-щие и специфические черты в их социальной организации и истории, но также чтобы с его помощью попытаться выяснить некоторые особен-ности скифского общества. В первом случае правомерность подобного подхода едва ли нуждается в особом обосновании, во втором — она во многом зависит от решения намеченных выше проблем. Более подроб-ное обоснование конкретных параллелей и аналогий приводится в тек-сте. Хочу лишь сразу подчеркнуть, что по изложенным причинам неко-торые выводы относительно скифского общества представляются ги-потетическими мне самому.
 К тому же надо учитывать, что скифы, сарматы и некоторые другие кочевники являлись иранцами, а хунну и более поздние номады — тюрками и монголами. Это, с одной стороны, побуждает к определен-ной осторожности в поисках аналогий, но с другой — облегчает выяв-ление общих черт в кочевых обществах с разными этническими и культурными традициями.
 Написанию этой книги предшествовала работа над некоторыми более частными проблемами номадизма в евразийских степях. Именно она утвердила меня в той мысли, что социальную организацию и историю скифов нельзя изучать в отрыве от социальной организации и истории остальных кочевников евразийских степей, а специфику кочевников средневековья и даже нового времени нельзя понять в полной мере без детального сравнения их с кочевниками древности. После этого оставалось самое трудное — найти время и написать книгу. Теперь она написана, и не мне судить о ее недостатках и достоинствах. Feci, quod potui, faciant meliora potentes.
 На мою же долю остается только приятный долг поблагодарить всех помогавших мне словом и делом, консультациями и советами, пре-доставлением неопубликованных материалов и полевых записей. Первая признательность— моей жене И. А. Хазановой, сделавшей все, чтобы облегчить мне работу над этой книгой. Рукопись книги, полно-стью или частично, читали и сделали ряд полезных замечаний С. А. Арутюнов, Ю. Г. Виноградов, С. Г. Кляшторный, И. В. Куклина, А. М. Лесков, Е. М. Мелетинский, А. И. Мелюкова, Д. С. Раевский, Е. В. Черненко, М. А. Членов, А. И. Шкурко. Им я приношу особую благо-дарность. И конечно, я не могу не упомянуть всех своих коллег и то-варищей по совместной работе в Секторе по изучению истории пер-вобытного общества Института этнографии АН СССР, постоянной поддержке которых я обязан очень многим.
 Но больше всего я признателен своему покойному учителю Борису Николаевичу Гракову. Он не только всегда щедро делился со мной своими огромными знаниями, оригинальными замыслами и идеями. Он учил меня большему — этике и эстетике научного исследования, необходимости искать собственные пути в науке и просто преданно-сти любимому делу.