Меню сайта

Разделы новостей

История Осетии [43]
Скифы | Сарматы | Аланы [120]
Публикации, архивы, статьи.
Осетия [122]
Новости Северной Осетии и Южной Осетии.События на Кавказе.
Кавказ [14]
Народы Кавказа, История и культура народов Кавказа
Ранняя история Алан [0]
Габуев.Т.А.

Наш опрос

Посещая сайт, я уделяю внимание разделу(разделам)
Всего ответов: 1430

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск

Ссылки

|

Введение

Аланы - ираноязычные кочевники, впервые фиксируются древними письменными источниками в середине I в. н.э. С этого времени начинается их более чем тысячелетняя история. Она связана с историей не только юга нашей страны и не только евразийских степей, но и с историей огромного пространства от Западной Европы и севера Африки на западе до Китая на востоке. Сформировавшись как народ, аланы уже в I в. н.э., становятся известны на территории, простирающейся от Средней Азии до Балкан.

 

Будучи родственны многим ираноязычным кочевникам древности -сиракам, аорсам, роксоланам и др, аланы на много веков (вплоть до золотоордынского времени) пережили эти воинственные народы, "оставив потомство" в лице современных осетин, единственного ираноязычного народа юга России. История алан нашла отражение в трудах многочисленных древних и средневековых авторов, писавших на греческом, латыни, китайском, армянском, грузинском, арабском, древнерусском и других языках.

 

Около двух столетий аланская проблема находится в центре внимания историков, но только в конце XIX - начале XX в. ее изучение вышло на подлинно научный уровень благодаря трудам выдающихся русских ученых - В.Ф. Миллера, Ю.А. Кулаковского и М.И. Ростовцева [Миллер В.Ф., 1887; Кулаковский Ю.А., 1899; Rostovtsev М., 1936]. Этими и другими исследователями на основе письменных источников и лингвистических данных была убедительно доказана генетическая связь алан со скифо-сарматским кочевым миром. В дальнейшем эта идея нашла отражение в работах, как историков, так и археологов. Трудами таких специалистов, как К.Ф. Смирнов, В.Б. Виноградов, В.А. Кузнецов, Ю.С. Гаглойти, и многих других была обоснована идея о сарматском происхождении алан. Из этих работ хочется отметить фундаментальные монографии Ю.С. Гаглойти и В.А. Кузнецова, в которых наиболее полно были приведены и использованы Древние письменные источники [Гаглойти Ю. С, 1966; Кузнецов В.А., 1992]. И все же некоторые важные свидетельства, касающиеся в первую очередь среднеазиатского региона, т.е. указывающие на среднеазиатское, "массагетское" происхождение алан, у этих исследователей не нашли отражения. Специалисты же по истории Средней Азии, хотя иногда и останавливались на аланской тематике в своих работах, но чаще всего делали это вскользь, решая проблемы, непосредственно связанные с историей своего региона.

 

Несмотря на разработанность некоторых аспектов аланской проблемы, многие вопросы их истории до сих пор остаются дискуссионными. В первую очередь это касается вопроса о происхождении и поиска прародины алан. Ранее автору уже приходилось сталкиваться с этой темой при изучении археологических памятников сарматского времени Центрального Предкавказья. Тогда была выделена группа катакомб III - V вв. н.э., которые были связаны с первой крупной волной аланов, закрепившихся на территории Предкавказья (подробнее см. главу 3). Рассматривая эти памятники как новацию, я счел возможным поддержать мнение Л.Г. Нечаевой о связи этих погребений с подобными несарматскими погребальными конструкциями среднеазиатского региона [Нечаева Л.Г., 1956; 1961], тем более что некоторые исторические свидетельства не противоречили подобной постановке вопроса. Они, хотя и учитываются сторонниками сарматской теории происхождения алан, но трактуются в рамках их концепции. Обратившись к древним письменным источникам, я решил проверить свои первоначальные выводы. Таким образом, передо мной встал вопрос поиска прародины алан.

 

В процессе работы выяснилось, что далеко не все письменные источники были задействованы исследователями в работе над проблемой происхождения алан. Это касается как "западной" (Птолемей, Аммиан Марцеллин), так и "восточной" (китайские династийные истории) групп источников. Позитивный же результат можно получить только на основе комплексного рассмотрения всех групп письменных источников. Для этого каждая из них была проанализирована отдельно, а затем результаты этого анализа подверглись сравнению. Проделанная работа позволила выдвинуть собственную гипотезу происхождения алан, которая и предлагается читателю.

 

Хронологически рамки данной работы охватывают период с I по IV в. н.э., причем при разработке некоторых вопросов пришлось обратиться к источникам как более раннего, так и более позднего времени. Выбор данного отрезка времени обусловлен тем, что нижняя дата связана с первым упоминанием алан в письменных источниках, а верхняя -

 

с гуннским нашествием, завершившим ранний этап аланской истории.

 

Источниковой базой для написания данной работы послужили труды античных (греко-римских), армянских, грузинских и китайских авторов. Некоторые исторические свидетельства для освещения данной темы были привлечены впервые.

 

Проблема происхождения народа, в особенности древнего и кочевого, и поиска его прародины сложна и подчас, из-за скудости информации, даже неразрешима. Приблизиться к ее решению можно только на основе рассмотрения широкого исторического фона, благодаря изучению которого можно сравнить все известные на настоящий момент исторические свидетельства. Причем даже если и привлечь все имеющиеся факты, зафиксированные в письменных источниках, то и тогда можно будет сформулировать лишь гипотезу, которую, без подтверждения ее данными археологии, нумизматики, антропологии и пр., следует воспринимать как первый шаг на пути решения проблемы. Таким образом, представленную читателю книгу следует рассматривать как некоторый промежуточный итог работы над темой - происхождение алан.

 

К работе были привлечены все известные мне письменные свидетельства о ранней (догуннской) истории алан, что позволило рассмотреть дополнительно несколько сюжетов, интересных самих по себе, но с основной темой не связанных. Тем самым я постарался решить для себя еще одну задачу, вернее, отдать долг людям, о которых всегда вспоминаю с большой теплотой.

 

В период двух очень удачных для меня как археолога полевых сезонов, проведенных экспедицией Государственного музея Востока в селе Брут в Северной Осетии в 1989 - 1990 гг., местное население оказало максимальную помощь и поддержку не только в работе, но и в решении всех мало-мальски сложных вопросов. Теплая и дружеская атмосфера, окружавшая сотрудников экспедиции, позволила им навсегда полюбить этот край и людей, его населяющих. Во время многочисленных встреч и долгих бесед мне задавали самые разные вопросы, связанные с историей алан. Поэтому, взявшись за работу о происхождении алан, я поставил своей дополнительной целью осветить в популярной форме весь период раннеаланской истории на основе данных письменных источников. В связи с трудностью решаемых задач мне пришлось отказаться от максимально популярной формы изложения, за что прошу прощения у тех, с кем не удалось договорить и доспорить.

 

В работе над книгой я столкнулся с некоторыми трудностями, связанными с переводами и интерпретацией китайских письменных источников. В преодолении этих трудностей большую помощь мне оказали Д.В. Деопик, В.Л. Сычев, А.В. Никитин, М.Ю. Ульянов, за что им выражаю искреннюю благодарность.