Меню сайта

Разделы новостей

История Осетии [43]
Скифы | Сарматы | Аланы [120]
Публикации, архивы, статьи.
Осетия [122]
Новости Северной Осетии и Южной Осетии.События на Кавказе.
Кавказ [14]
Народы Кавказа, История и культура народов Кавказа
Ранняя история Алан [0]
Габуев.Т.А.

Наш опрос

Посещая сайт, я уделяю внимание разделу(разделам)
Всего ответов: 1423

Форма входа

Логин:
Пароль:

Календарь новостей

«  Октябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Поиск

Ссылки

|

Статистика


В сети всего: 5
Гостей: 2
Пользователей: 3
patrickny18 , aishabm18 , kerriqh11
Главная » 2013 » Октябрь » 26 » Актуальные проблемы современного кавказоведения
Актуальные проблемы современного кавказоведения
16:34
А. Б. Крылов

Необходимость создания Научного общества кавказоведов (НОК) была продиктована ситуацией, которая сложилась в кавказоведении после распада СССР и той ролью, которую играет кавказский фактор в России и в системе современных международных отношений.

Решение о создании НОК было принято на состоявшейся 2—4 октября 2010 г. в Абхазии международной конференции кавказоведов. 6 декабря 2010 г. Министерство юстиции Российской Федерации зарегистрировало НОК как общественное, некоммерческое, независимое, добровольное объединение ученых, специализирующихся на изучении Кавказа и приграничных с ним регионов.

В феврале 2011 г. в столице Армении Ереване состоялась Первая международная конференция Научного общества кавказоведов, соорганизаторами которой выступили Институт Кавказа, Ереванский государственный лингвистический университет им. В. Я. Брюсова и Кавказский Форум НПО. На ней было принято решение о создании Армянского филиала НОК, который был официально зарегистрирован Государственным Регистром юридических лиц РА в апреле 2011 г.

В июле 2011 г. на Второй международной конференции НОК во Владикавказе и Цхинвале, соорганизаторами которой выступили Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева ВНЦ РАН, Юго-Осетинский научно-исследовательский институт им. 3. Н. Ванеева. Юго-Осетинский государственный Университет им. А. Тибилова и Юго-Осетинский Медиацентр «Ир» было принято решение о создании Югоосетинского филиала НОК.

Результаты каждой из конференций были отражены в Итоговых декларациях Первой и Второй конференций НОК.

Согласно Уставу НОК основными целями общества является:

— объединение ученых-кавказоведов для обмена опытом и дальнейшего решения актуальных теоретических и практических проблем в данной области знаний;

— содействие комплексному научному изучению Кавказа в его тесной взаимосвязи с общемировым развитием. Содействие просвещению населения в области культурного и исторического наследия Кавказского региона. Популяризация достижений современного кавказоведения на российском и международном уровне;

— содействие укреплению дружбы народов, борьбе с расовой, религиозной и иными формами дискриминации, воспитание в молодом поколении чувства взаимоуважения ко всем национальностям;

— содействие сплочению народов, проживающих на территории Российской Федерации и в странах СНГ; постоянное взаимодействие с органами представительной и исполнительной власти для достижения уставных целей;

— развитие сотрудничества в целях обмена опытом и совершенствования работы с аналогичными или схожими по целям и формам организациями в РФ и за рубежом, в том числе международными;

— проведение конференций, съездов, семинаров;

— подготовка, издание и содействие в обеспечении необходимой литературой научных и учебных заведений, научных конференций и семинаров;

— содействие созданию и поддержке научных центров;

— развитие международных связей;

— создание и поддержка информационных и просветительских интернет- проектов по тематике деятельности НОК, в том числе специализированного сайта общества (www.kavkazoved.info).

После распада СССР в отечественном и международном кавказоведении произошли масштабные изменения, продиктованные целым комплексом причин. Во времена Российской империи общим термином кавказоведение определялась совокупность наук, изучающих историю, языки и диалекты, фольклор, традиции и культуру народов, говорящих на кавказских (иберийско-кавказских) языках. Это «традиционное» направление кавказоведения активно развивается до сих пор, оно продолжает оставаться основным, к примеру, для Европейского общества кавказоведов или Международной ассоциации кавказоведов, созданной в Грузии.

В настоящее время кавказоведение вышло далеко за свои первоначальные рамки, и важнейшей составной частью совокупности изучающих Кавказ наук стали политология, экономика и социология; гораздо большее значение, чем ранее, приобрело религиоведение.

В советский период кавказоведение испытывало на себе сильное идеологическое влияние, многие опубликованные в этот период работы были далеки от науки и представляли собой агитационные материалы по воспеванию достижений социализма, по борьбе с «реакционными» традициями и пережитками.

К счастью, несмотря на постоянный идеологический пресс, большинство ученых нашло возможность продолжать свои исследования и публиковать труды высокого профессионального уровня, именно они стали теперь общепризнанной классикой кавказоведения.

Сильной стороной советского кавказоведения была налаженная система подготовки кадров и высокая степень координации кавказоведческих исследований, причем важнейшую роль в этом играли научные центры Москвы и Ленинграда.

С распадом СССР налаженные связи были разорваны, наука на всем постсоветском пространстве оказалась в чрезвычайно сложном положении. Это в полной мере относится к кавказоведению. В России в начале 1990-х гг. прекратили свое существование Сектор кавказоведения и Ассоциация кавказоведов при Институте востоковедения АН СССР, а также множество других изучавших Кавказ подразделений в разных научных организациях.

В это же время в странах «дальнего зарубежья» наблюдался все возрастающий интерес к Кавказу. В начале 1990-х гг. были созданы десятки институтов и центров по его изучению в разных странах, в том числе в Норвегии, Китае и Японии, прежде далеких от данной проблематики. В настоящее время во Франции число подобных центров намного превосходит число аналогичных центров в России и на самом Кавказе.

Подобного бурного развития кавказоведения пока не наблюдается ни в России, ни в независимых государствах Южного Кавказа. Более того, положение в российском кавказоведении многими до сих пор оценивается крайне пессимистически. Недавно специальная Рабочая группа Общественной палаты РФ по Кавказу заявила: «общий кризис кавказоведческой науки в России привел к тому, что спорные сюжеты истории народов Северного Кавказа стали инструментом политических манипуляций и, в конечном счете, стали использоваться для оправдания этносепаратизма и разжигания межэтнических конфликтов».

И далее: «в Москве, при наличии здесь ведущих академических центров изучения Кавказа, в новейшее время не было проведено ни одной масштабной конференции или круглого стола, резолюция которого имела внятный характер и определяла бы вектор отношения академического сообщества к тем вопросам истории Северного Кавказа, размышления над которыми уже вышли за пределы узкого круга профессионалов и стали постоянно присутствовать в общественном сознании».

Очевидно, что было бы нелепым перекладывать ответственность за все проблемы Кавказа на «академическое сообщество». Но очевидно и то, что для подобных критических оценок есть веские основания: в кавказоведении действительно имеется множество нерешенных проблем. Вот лишь некоторые из них.

1. Проблема определения кавказоведения как науки. Что, собственно, представляет собой кавказоведение? Ответы даются разные, наиболее распространены три варианта: это часть всемирной истории, часть европейской истории, либо часть востоковедения. К этому можно добавить и объединенный вариант, то есть определение кавказоведения как составной части каждой из этих наук.

Имеющиеся споры по поводу места и роли кавказоведения могут показаться далекими от реальной жизни, однако их значение не следует преуменьшать, так как от их исхода во многом зависит определение роли и места кавказской цивилизации в мировой истории, а также положения Кавказа на современной геополитической карте мира.

2. Проблема определения географических границ Кавказского региона. Кавказский регион (как и соседняя Центральная Азия) входит в число регионов, которые имеют весьма условные границы. Большинство изданий ограничиваются общим и приблизительным определением: «Кавказ — это территория между Черным, Азовским и Каспийским морями от Кумо-Манычской впадины (кстати, по ней многие исследователи проводят границу между Европой и Азией) на севере до южных границ Грузии, Армении, Азербайджана.

В других делается попытка более точного определения границ. К примеру, утверждается, что в состав Северного Кавказа входят Ростовская область, Краснодарский и Ставропольский края; Адыгейская, Дагестанская, Карачаево-Черкесская, Чеченская, Ингушская, Северо-Осетинская (Алания), Кабардино-Балкарская республики. В результате общая площадь региона составляет — 355,1 тыс. кв. км, а население — 17 млн 738 тыс. чел.

Однако в последнее время в состав региона чаще включаются только 2 края и 7 республик: Республика Адыгея, Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская Республика, Краснодарский край, Республика Северная Осетия-Алания, Ставропольский край, Чеченская Республика. В этом случае площадь Северного Кавказа составляет 258,3 тыс. км с населением 14 млн 600 тыс. чел. (на 2007 г.). Понятно, что подобная путаница вызвана, прежде всего, созданием вначале Южного Федерального округа, а затем отдельного Северо-Кавказского Федерального округа Российской Федерации.

Есть проблемы и с определением границ Южного Кавказа. Некоторые исследователи на основании причин этнокультурного характера включают Абхазию и Южную Осетию в состав Северного Кавказа. Есть мнение, что и южные границы Кавказа лежат намного южнее бывшей границы СССР с Ираном и Турцией. Аргументируется это, в том числе, фактом существования Южного Азербайджана и Западной Армении. Но есть и противоположная точка зрения: Южный Кавказ — это часть Азии, и граница с Европой проходит по Главному Кавказскому хребту, либо еще севернее.

Очевидно, что определение территории Кавказа согласно государственным и административным границам не может решить проблему в силу изменчивости этих границ. Однако и другие принципы (географические, исторические, этнические, культурные, лингвистические и т, п.) также весьма уязвимы. В этой ситуации условность границ Кавказского региона может сохраняться еще долгое время, так как вряд ли в скором будущем будут выработаны приемлемые для всех критерии для их точного определения.

3. Проблема «распыленности» кавказоведческих исследований. В России до сих пор нет специального научного центра исследований Кавказа, подобного, к примеру, Институту Кавказа в Ереване. Кавказоведческая тематика как бы распылена по множеству российских институтов и университетов, при этом чаще всего она не имеет самостоятельного значения, а «вписана» в более широкий контекст (СНГ, Евразия, Черноморско-Каспийский регион, Центральная Азия-Кавказ-Урало-Поволжье и т. п.).

4. Большой проблемой современного кавказоведения является отсутствие системы, которая обеспечивала бы полноценное введение результатов проведенных исследований в научный оборот и сделала бы их доступными. Система доступных тематических каталогов и пополнения библиотечных фондов распалась вместе с СССР. В настоящее время большинство научных работ о Кавказе так и не вводится в научный оборот, а список использованной многими диссертантами литературы, особенно в провинции, часто заканчивается публикациями конца 1980-х гг.

Большинство работ ученых-кавказоведов издается мизерными тиражами в 100-200 экземпляров и из-за этого они практически не выходят за рамки отдельных институтов. В результате в настоящее время публикации кавказоведов продолжают оставаться неизвестными и труднодоступными даже для их коллег.

5. Затрудненность научных связей между кавказоведами разных стран, которые ныне поддерживаются в первую очередь на личном уровне и имеют эпизодический характер. Научные связи между кавказоведами разных стран поддерживаются в основном на личном уровне и имеют эпизодический характер.

6. Негативным фактором для кавказоведения стала крайняя степень политизированности современных исследований, большое количество работ агитационно-публицистического, а не научного характера. Такие исследования дают жесткую черно-белую картину истории, в том числе истории межэтнических отношений на Кавказе. В них все, что относится к собственному народу, безмерно идеализируется, а другие народы, особенно «сложные для совместного проживания соседи», рисуются исключительно в негативном плане. В результате, как справедливо констатировал российский кавказовед В. В. Дегоев, в настоящее время «прошлое народов Кавказа превращено в мозаику воюющих между собой национальных историй».

Приведу еще одно характерное мнение по данной проблеме, высказанное недавно профессором В. В. Трепавловым из Института российской истории РАН: «При анализе событий прошлого желательно пытаться уходить от всяческих пристрастий — политических, этнических и прочих. Пример последних полутора десятилетий показывает, что «этнически ориентированная» наука оставляет убогое впечатление. На этом поприще нет и не может быть научного прогресса, поэтому процветают домыслы и фальсификации. Более-менее понятно, когда авторами таких сочинений движут соображения заработка или карьеры. Но историки, искренне исповедующие этноцентризм, — это жалкое зрелище. За время моей работы в науке я много раз убеждался: чем больше человек зациклен на величии истории исключительно своего народа, тем менее он профессионален как историк».

7. Массовый выпуск литературы о Кавказе на коммерческой основе. И здесь возникают две проблемы: дороговизна этой литературы и ее часто крайне сомнительное в научном плане содержание. Причем эта проблема возникает не только у откровенно конъюнктурных и рассчитанных, прежде всего на коммерческий успех проектов. Часто признанные, квалифицированные, но не специализирующиеся на исследовании Кавказа ученые привлекаются к тем или иным коммерческим проектам, но при этом не имеют достаточного времени «вникнуть в тему» и из-за этого выпускают работы настолько низкого качества, что невольно вспоминается классическая «развесистая клюква».

8. Проблема неудовлетворительного уровня популяризации научных знаний о Кавказе. В условиях неуклонного падения популярности традиционных печатных изданий важнейшую роль приобретают новые информационные технологии. В Интернете имеется множество «страновых сайтов» разной степени ценности и достоверности. К сожалению, большинство из них служит наглядной иллюстрацией сугубо «национальных версий» истории, господства взаимоисключающих трактовок важнейших событий, которые произошли на Кавказе во времена седой древности, а также в последние века и десятилетия.

Несмотря на сложное положение современного кавказоведения, нельзя не видеть, что по сравнению с кануном и первыми годами после распада СССР эта наука в России и государствах Кавказа находится в куда более благополучном положении. Об этом свидетельствует высокий профессиональный уровень научных докладов, которые были представлены на конференциях НОК представителями разных стран, работа многочисленных экспедиций и обилие выпускаемой о Кавказе литературы. Только в России ежегодно издаются многие десятки, а то и сотни индивидуальных и коллективных монографий о Кавказе. Другой показательный пример: за 2010 г. было опубликовано 27 монографий только в одном из научных центров Абхазии — в Абхазском институте гуманитарных исследований им. Д. И. Гулиа.

Понятно, что обилие выпускаемой о Кавказе литературы связано прежде всего с его местом на современной геополитической карте мира и с обилием острых и нерешенных проблем в этом регионе. Но большую роль играет и то, что происходит адаптация науки к новым условиям, проявилась возможность использовать новые технологии в информационной сфере.

В последние годы масштабы исследований Кавказа и их тематика значительно расширились, куда более благополучно обстоит дело и с финансированием этих исследований, в том числе за счет финансовой поддержки со стороны отечественных и зарубежных фондов. В результате отечественное кавказоведение сумело выйти из того бедственного положения, в котором оно оказалось из-за распада СССР. Это дает надежду, что в будущем удастся найти и решение многочисленных сложных проблем, которые ныне стоят перед этой наукой.

Источник:
Крылов А. Б. Актуальные проблемы современного кавказоведения // Кавказ спустя 20 лет: геополитика и проблемы безопасности: тр. междунар. науч. конф. (Владикавказ-Цхинвал, 20-30 июня 2011 г.). С. 267 - 272.
Категория: Кавказ | Просмотров: 1165 | Добавил: 00mN1ck | Рейтинг: 0.0/0 |

Схожие материалы:
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]