Меню сайта

Разделы новостей

История Осетии [43]
Скифы | Сарматы | Аланы [120]
Публикации, архивы, статьи.
Осетия [122]
Новости Северной Осетии и Южной Осетии.События на Кавказе.
Кавказ [14]
Народы Кавказа, История и культура народов Кавказа
Ранняя история Алан [0]
Габуев.Т.А.

Наш опрос

Посещая сайт, я уделяю внимание разделу(разделам)
Всего ответов: 1425

Форма входа

Логин:
Пароль:

Календарь новостей

«  Апрель 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Поиск

Ссылки

|

Статистика


В сети всего: 3
Гостей: 1
Пользователей: 2
Davidisock , Рухс
Главная » 2013 » Апрель » 7 » Социально-экономическое положение Северной Осетии в первой трети XIX в.
Социально-экономическое положение Северной Осетии в первой трети XIX в.
13:01

Изменения в территории и населении Осетии. В первой половине XIX века происходит массовое переселение осетин на предгорные равнины Центрального Кавказа. 


К широкому переселению осетин с гор на равнину русское правительство приступило в 20-х гг. XIX века. Оно считало, что осетины, выселившиеся на равнину и получившие от правительства землю, будут его «верноподданными». Заселением предгорных равнин правительство надеялось создать надежную материальную базу для нужд русской армии, а в дальнейшем — и русской экономики.

Царское правительство поселяло осетин по образцу казачьих станиц на Тереке. Оно желало пополнить осетинским населением терское казачество, охранявшее рубежи России на юге.

Проект расселения осетин принадлежал известному русскому генералу А. П. Ермолову. Он отвел переселенцам Владикавказскую равнину, получившую впоследствии название «Осетинской равнины». На этой плодородной земле в первой половине XIX века были основаны осетинские поселения Кардиу, Есеновых, Зораевых, Эристовых, Теджикау, Суадаг, Кадгарон, Салугардан, Ардон, Заманкул, Эльхотово, Батакоюрт, Беслан, Зилга, Гизель, Дарг-Кох, Ольгинское и др. Общее количество переселившихся на равнину дворов составило 3500.

Несмотря на колонизаторские цели царского правительства, преследуемые им при переселении осетин, это событие имело важное значение в истории Осетии. Оно устраняло давнюю несправедливость, когда осетины, вынужденные после татаро-монгольского нашествия уйти в горы Центрального Кавказа, в течении нескольких столетий были лишены своей исторической территории — плодородных равнин Северного Кавказа.

В середине XIX века численность населения «новой», равнинной Осетии составляла 21 ООО человек. В целом же к 20 гг. XIX века население Северной Осетии резко сократилось. Если в середине XVIII века исторические источники указывали «более двухсот тысяч душ», то в 1783 году осетин оставалось 35 ООО человек, в 1826 — 20 200 человек. Это было результатом губительной эпидемии чумы, свирепствовавшей на Украине и Северном Кавказе с 80-х гг. XVIII века. Чума продолжалась до 20-х гг. XIX века. Она стала бедствием для осетинского народа. Когда- то густонаселенная Осетия превратилась в страну «мертвых городов». Во время «черной смерти» с большей тщательностью, чем дома, осетины выстраивали себе могильники. Нередко некрополи занимали гораздо больше места, чем сами аулы. Подобные «мертвые города» сохранились до наших дней в Даргавсе (Восточная Осетия), Махческе, Дзинаге (Западная Осетия).

Хозяйственное положение Северной Осетии. Переселение значительной части осетин с гор на равнину улучшало экономическое положение Северной Осетии; основным видом хозяйственной деятельности осетин становилось земледелие. Широкое занятие земледелием на равнине способствовало развитию производительных сил.

 «Почувствовав себя на просторе, на земле, которая веками, быть может, не знала плуга, они (осетины — Ред.) прежде всего переменили свою соху «дзывыр» на тяжелый передковый плуг» (А. Г. Ардасенов). На новом месте основной формой ведения хозяйства стала залежная система обработки земли. В равнинной Осетии стали разводить новые для осетин культуры. По свидетельству путешественника и ученого Ю. Клапрота в 20-х гг. XIX века осетины начали выращивать «стручковый горох, фасоль, кукурузу, огурцы, коноплю, табак». Они больше сеяли пшеницу и просо. 

Развитие земледельческого хозяйства способствовало росту животноводства. Теперь ранней весной и осенью можно было выгонять скот на равнину, а летом в знойное время угонять его в горы и пасти на альпийских лугах. Так в области скотоводства в Северной Осетии развивалась отгонно-пастбищная система. Это улучшало хозяйственное положение и горной Осетии, где развитие скотоводства получало новые возможности. В целом же в горных обществах хозяйственная жизнь оставалась отсталой, замкнутой. Как и раньше, земледельческие культуры здесь не отличались разнообразием.

В начале XIX века в торговле между Россией и Осетией наблюдается некоторый спад. Он был вызван осложнившейся на Кавказе военной обстановкой и распространением эпидемических болезней. Современник писал: «Моздокский гостиный двор в настоящее время очень беден... Большая часть лавок закрыта, остальные заняты местными армянскими и осетинскими купцами, которые торгуют мелочными товарами и продуктами».

Осетия поддерживала торговые связи с Кабардой и Грузией. Но торговля с этими странами оставалась меновой.

Торговые связи Осетии в условиях господства натурального хозяйства и феодальной раздробленности, в обстановке междоусобных войн на Кавказе не могли получить широкого развития. Трудности создавались также самими условиями жизни в горах, географической изолированностью отдельных районов Осетии.

Усиление феодального гнета. Социальные изменения в Осетии. В конце XVIII— первой трети XIX века в Северной Осетии наблюдается рост феодального гнета. Усиление феодального гнета в Северной Осетии шло довольно своеобразно. В разных ее районах феодалы прибегали к различным формам и средствам эксплуатации.

В начале XIX века основным источником наживы для большинства феодалов Тагаурского общества были не клочки малоплодородных горных земель, а Военно-Грузинская дорога. Тагаурские феодалы делали все, чтобы получить как можно больше выгод от эксплуатации этой дороги. Так, в 1801 году русская военная администрация предложила им заключить договор о постройке 30 мостов. Феодалы дали свое согласие, получив за каждый мост 30 рублей серебром. Подобные договоры они заключали и позднее. За проезд по Военно-Грузинской дороге феодалы брали пошлину. Годовой доход от нее составлял 15 000 руб. серебром.

Все работы, связанные с эксплуатацией Военно-Грузинской дороги, выполнялись эксплуатируемым феодалами населением. Проезжавший по Военно-Грузинской дороге Я. Рейнегс отметил, что «мужчины из низших классов занимаются переноской товаров иностранных купцов до тех пор, пока имеют для этого силы». Тагаурские феодалы широко использовали зависимые сословия и как военную силу, необходимую при охране на дороге караванов, при взимании пошлин и т. д.

Так «военная» и другие повинности, связанные с Военно-Грузинской дорогой, стали одной из основных форм эксплуатации тагаурского населения местными феодалами.

В первой трети XIX века феодалы Дигорского общества всячески стремились закрепить свое господство над подвластными крестьянами. Дигорские феодалы просили царские власти на Кавказе сохранить за ними крестьян и земельные владения. Царизм то тайно, то открыто входил в союз с феодалами Дигории.

Но он также был заинтересован в том, чтобы горцы-крестьяне выселялись на равнину. Это вызывало недовольство феодалов.

Социальные изменения происходили среди переселившегося на равнину осетинского населения. Крестьяне получали от правительства земли и становились независимыми от своих прежних господ, феодалов. Однако развитие их мелких хозяйств в конечном счете приводило к разорению одних и усилению других. Из этой части осетинского крестьянства выделялась новая зажиточная прослойка.

Источник:
Блиев М. М., Тургиев Т. Б. История Северной Осетии. Часть 1. Учебное пособие для 8-9 кл. Изд. 4-е. Владикавказ: Ир, 1994. С. 49 - 52.
Категория: История Осетии | Просмотров: 3276 | Добавил: 00mN1ck | Рейтинг: 0.0/0 |

Схожие материалы:
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]