Меню сайта

Разделы новостей

История Осетии [43]
Скифы | Сарматы | Аланы [120]
Публикации, архивы, статьи.
Осетия [122]
Новости Северной Осетии и Южной Осетии.События на Кавказе.
Кавказ [14]
Народы Кавказа, История и культура народов Кавказа
Ранняя история Алан [0]
Габуев.Т.А.

Наш опрос

Посещая сайт, я уделяю внимание разделу(разделам)
Всего ответов: 1423

Форма входа

Логин:
Пароль:

Календарь новостей

«  Январь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Поиск

Ссылки

|

Статистика


В сети всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Главная » 2014 » Январь » 26 » Формирование современной горской идеологии на Северном Кавказе
Формирование современной горской идеологии на Северном Кавказе
18:46
И. Л. Бабич

1. Развал СССР и начало формирования ключевых принципов нового государственного образования — Российской Федерации привели к тому, что советская идеология, основанная на гуманистических идеях и принципе интернационализма, которая объединяла многочисленные народы огромной страны, перестала выполнять нравственные и объединяющие функции в обществе. Если в 1960-1980-е гг. ученые стали активно обсуждать возможность формирования единой нации — «советский народ», то в 1990-е гг. появилось множество «идеологий», основанных на разных идеях и ценностях. Значительная дифференциация современного российского общества, возникающая вследствие социально- экономических, политических и иных причин, привела к тому, что в России не стало общей гуманистической идеологии, которая бы объединяла граждан страны. На ее место претендует православная идеология. Во многом российскому духовенству удалось занять доминирующее место в системе ценностей, благодаря тому, что российское государство всемерно поддержало православие как религию и как систему моральных установок. Тем не менее за «бортом» остались народы, которые не придерживаются православия, и в первую очередь, это мусульманские народы, для которых ислам является традиционной религией.

2. Как нам представляется, в жизни современных горских обществ Северного Кавказа наблюдается духовный кризис, кризис моральных ценностей, своего рода «духовный вакуум» или, как подчеркнул председатель телестудии «Черкесск» в Карачаево-Черкесии И. X. Гашоков, «разруха в душах». Один из крупных писателей КЧР ногаец И. С. Капаев подчеркивает, что народы Северного Кавказа «оказались отрезанными от общества в период так называемой перестройки». В результате этого на Северном Кавказе выросло целое поколение, при воспитании которого не были использованы позитивные идеи и ценности. Причем, как отмечает заведующий по учебной воспитательной работе в Урупской сельской школе Н. Машбашев, сами учителя отвыкли от формулирования идей и ценностей и внедрению их в воспитательный процесс.

3. В этой ситуации исламские лидеры справедливо начали формировать свою идеологию и систему ценностей, основанную на исламе, исламской морали. Тем не менее этот процесс в отличие от становления православной идеологии вместо гуманистического русла постепенно в течение второй половины 1990-х — начала 2000-х гг. перетек в политический контекст. Особенно наглядно эта тенденция проявилась на Северном Кавказе. Возрождение ислама, воспринятое населением в начале 1990-х гг. и как религия, и как система моральных ценностей, привело к тому, что началось формирование «исламской идеологии». Под этим мы понимаем распространение среди горцев Северного Кавказа ценностей в области морали, социальных и даже экономических отношений, которые формируют современное общество. Мусульманские лидеры активно выступили против открытых «язв», пришедших из советского времени и во многом усилившихся в 1990-е гг., — против пьянства и наркомании.

Верующие мусульмане образовали в северокавказских республиках джамааты — мусульманские общины, члены которых стали активно следить за изменением поведения своих членов в соответствии с ценностями исламской религии. У тех мусульман, которые пришли в исламские общины в 1990-х гг., сформировалось глубокое представление о том, что современное исламское пробуждение во многом меняло нравственный климат. Многие из них признавались, что до принятия ислама вели аморальный, а иногда и криминальный образ жизни. В тех населенных пунктах, где молодежь стала активно посещать мечети, стало происходить меньше краж, драк и других преступлений, свойственных современному северокавказскому и вообще российскому обществу. В мечеть начинали ходить бывшие пьяницы, наркоманы, и некоторые из них действительно меняли свой образ жизни. Если прихожанин мечети продолжал совершать аморальные поступки, то по решению джамаата ему могли запретить посещать мечеть.

Тем не менее мусульманские лидеры в процессе внедрения исламских моральных ценностей «наступили» не только на «язвы» советского общества, но и на национальные культуры, на этнические стереотипы поведения, которые, по их мнению, противоречили исламской идеологии.

В целом, национальные культуры в современных условиях общемировой глобализации во многом утрачивают свои функции, в том числе и функцию регулятора нравственного климата в обществе. Многие традиции уже безвозвратно исчезли, многие модернизировались, и лишь немногие продолжают являться частью жизни горских обществ Северного Кавказа.

Мусульманские лидеры Адыгеи, Кабардино-Балкарии и др. республик Северного Кавказа провели своего рода ревизию национальных компонентов кавказских культур. И первое, что вызывало их неприятие — клановая структура, поскольку по исламским канонам родственный фактор не имеет первостепенного значения во взаимоотношениях внутри исламской общины. Но наибольшему вниманию мусульман подверглись традиции семейного и похоронного цикла — брак и похороны.

На Северном Кавказе до сих пор распространена форма заключения брака путем похищения невесты, к которому прибегают при наличии разногласий между родителями и молодыми. Ислам это отвергает, допуская лишь устройство брака через сватовство. Имамы относятся к этому отрицательно, и если такие пары обращаются к нему с просьбой совершить нечях, то он может и отказаться провести исламский обряд бракосочетания.

На Северном Кавказе употребление алкоголя глубоко вошло в быт и во все застольные процедуры. Молодые мусульмане пытаются ограничить его употребление. Свадьбы молодых мусульман проводятся либо вообще без алкоголя, либо организуется отдельный стол для непьющих мусульман.

Современные мусульмане не поддерживают кавказские традиции, связанные с похоронами и поминками (раздача «сумок», многочисленные поминки, раздача одежды, совершение намаза на кладбище (исключение — джаназа намаз). По мнению адыгских мусульман, следует запретить поминальные мероприятия (угощения в день похорон, 7-и и 40-дневные поминки), оплакивание в день похорон (следует только читать молитву дуа), запретить присутствие сельчан на похоронах в «еврейских» шляпах, запретить превращение процесса обмывания покойников в мелкий бизнес (в настоящее время в аулах есть специальные люди, которые это делают за деньги).

Ревизия национальных традиций и развитие исламской культуры — не единственный метод формирования новой исламской идеологии. В ее основу были положены следующие аспекты: 1) организация системы исламского образования; 2) организация пропаганды ислама, исламских ценностей в общеобразовательных и спортивных школах; 3) формирование контингента грамотных проповедников, создание мифической истории о бытовании ислама и исламских ценностей на Северном Кавказе в XVII-XIX вв.

4. Формирующаяся исламская идеология была негативно воспринята местной северокавказской интеллигенцией, которая скептически воспринимает становление современной горской идеологии на основе, исключительно ислама и исламской культуры, инициировав, в частности, в Адыгее, многочисленные дискуссии о соотношении адыгской и исламской культур, адата и шариата. Наиболее ярко дискуссия между мусульманами и адыгской интеллигенцией проявилась на страницах средств массовой информации, инициированной газетой «Адыгэ Мак», в которой в сентябре 2003 г. была опубликована статья научного сотрудника Адыгейского Института гуманитарных исследований М. Беджанова, бывшего советника Комитета по межнациональным вопросам Правительства Республики Адыгея, «Адыгейские обычаи и обряды». М. Беджанов выступил категорически против замены адыгских традиций исламскими. М. Б. Беджанов открыто выступил против адыгского репатрианта из Сирии Фаиза Аутля, который, по мнению ученого, является «эмиссаром-ваххабитом», проповедующим мусульманские идеи, которые «отрицают наши обычаи и традиции». «Обычно под видом благочестивых мусульман (имеются ввиду адыги-эмигранты — И. Б.) возвращались они в родные места и начинали активную работу против адыгейских обычаев и традиции, заставляя жить только по древним мусульманским законам». М. Б. Беджанов не раз предлагал руководству Республики Адыгея следующее: «Нашу исламскую религию надо сохранять и соблюдать в том виде, в каком соблюдали ее наш и отцы и дети... Она не нуждается в каких-либо изменениях и подменах». Его поддержал историк Аскер Сохт, руководитель республиканской Адыгэ Хасэ и издатель районной газеты «Наша республика» (Тахтамукаевский район), опубликовав в своей газете статью Р. Гусарука «Исламизм или адыгство, что возьмет верх».

5. В ходе распространения ислама на территории Северо-Западного Кавказа не раз были конфликты между мусульманами из-за некоторых «несоответствий» адыгской и исламской культур. Ислам всегда модернизирует этническую жизнь. Разумеется, ханафитский толк — наиболее толерантный по отношению к этническим культурам, но и при его распространении в ходе истории в адыгском обществе не раз возникали разногласия между пожилыми мусульманами, более консервативным поколением, и молодыми реформаторами. В частности, институт почитания старших и в прежние века вызывал у мусульман неприятие. Интересный материал приводит Крым-Гирей, посетивший одну из мечетей натухайского селения Кудако еще в XIX в. «Полагая, что на молитвах черкесы не так строго соблюдают чинопочитание, как в обыденной жизни, я стал по левую сторону какого-то горца. Мулла помолился, сидя на коленях и приветствовал, перебирая четки, ангелов — Джибраэли и Рахмет, охраняющих, по нашему учению, от поползновений сатаны. В это время он заметил, что я стою не на своем месте. Мулла обратился к моему соседу со словами: Грешный! Аллах не примет твоей молитвы, если будешь так нагло изменять обычаям твоих отцов, как ты изменяешь им в настоящую минуту: ты стоишь по правую сторону человека, который к тебе слишком снисходителен и которого ты должен уважать».

6. В результате того, что процессы исламского возрождения приняли «восточную форму» ислама, горские общества Адыгеи и Кабардино-Балкарии оказались идеологически и организационно расколотыми. Идеологическая ориентация молодежного корпуса мусульман на страны Ближнего Востока стала очевидна уже к концу 1990-х гг. Тогда как остальное мусульманское население Адыгеи и Кабардино-Балкарии по-прежнему придерживалось российской ориентации и активного участия в социально-экономической и политической жизни России в целом.

Подобные негативные процессы, которые появились к концу 1990-х гг., привели к тому, что ислам во многом перестал быть для населения Северного Кавказа «привлекательным» в качестве системы ценностей, общественной морали. В результате борьбы с радикальными исламскими движениями и деятельностью радикальных мусульман ислам в значительной мере потерял свое влияние и авторитет среди населения.

Очень показательна в этом отношении беседа с одним из современных молодых мусульманин А. X. Ч. из абазинского селения Псыж, которая имели место в 2007 гг. в Карачаево-Черкесии. Селение Псыж — крупное, в нем проживает около 8 тыс. человек. В селении функционирует одна мечеть, строится новая мечеть. В мечеть по пятницам посещает 50 человек, по праздникам — 100 чел. Членами данной мусульманской общины являются 90% молодежи, 10% — стариков. По мнению абазинского мусульманина А. X. Ч., у современных абазин горский менталитет исчезает, практически отсутствует национальная идеология, поэтому этот вакуум следует заполнить именно исламской идеологией и исламскими ценностями. Единственное, что мешает это сделать — нынешнее российское телевидение, которое «оболванивает массы». Следствием этого оболванивания является то, что «жители нашего селения хотят только одного развлечений». В результате таких взглядов на жизни мусульмане Псыжа живут изолированно, в семейных и общественных праздниках односельчан не участвуют и чувствуют себя изолированно от большинства населения, которое живет жизнью обычных россиян с отдельными элементами национальных традиций.

В то же время важно отметить, что северокавказская интеллигенция — художники, писатели, композиторы, которые в советские годы были «властителями» дум народов Северного Кавказа, практически не восприняли ислам. Например, известный кабардинский художник Руслан Цримов отводит исламу малую нишу. По его мнению, ислам и исламская культура никак не может оказать достаточно сильного воздействия на формирования современной горской идеологии прежде всего в силу исторической слабости на Северо-Западном Кавказе.

Объясняется это целым рядом причин, среди которых сложность соблюдения основ ислама, в частности, пятикратный ежедневный намаз не так просто делать постоянно, предпочтение исламским ценностям национальных и др. Северокавказская интеллигенция, не приняв ислам и не поддержав исламские ценности, в то же время и не начала осуществлять попытки поиска новых идентичностей, нового фундамента, новой идеологии, которая была бы способна объединить людей для строительства нового строя и новой экономики. В основном они по-прежнему, как в советские годы, апеллируют к национальной истории и традициям, к горскому этикету. В результате местная творческая и научная интеллигенция, главным образом среднего и старшего поколения, в течение 1990-х гг. в значительной степени потеряла свой авторитет в обществе и среди «законодателей» морали.

По мнению кабардинского художника Р. Цримова, профессиональная культура вообще не способна сформировать современную горскую идентичность и современную горскую идеологию. В настоящее время не только в Кабардино-Балкарии, но и на всем Северном Кавказе, как считает Р. Цримов, наблюдается этнический хаос, и эпоха культурной и идеологической глобализации практически неизбежна. Художника поддерживает и кабардинский писатель Борис Кагермазов. В ходе личных бесед с автором статьи Б. Кагермазов признает значительное падение интереса читателей к профессиональной культуре (как кабардинской, так и балкарской) вообще и литературы, в частности, и ослабление влияния творческой интеллигенции ее роли в формировании общественной идеологии. Чтение произведений национальных писателей происходит только в рамках школьной программы. Во взрослом состоянии и кабардинцы, и балкарцы практически не читают национальную художественную литературу на национальных языках, в лучшем случае — они обращаются к ним в переводе на русском языке. В настоящее время национальная литература действительно не может соперничать с массовой литературой, популярной во всей России, например, книгой «Кремлевские жены».

Совершено очевидно, что распространение исламской идеологии и исламских ценностей нисколько не противоречит гуманистическому идеологии, однако активизация радикальных исламских движений в 1990-х — начала 2000-х гг. способствовала зарождению антироссийских настроений, поскольку в основу данных движений был положен враг в лице России, российских властей и россиян, против которых были направлены теракты, имевшие место в различных регионах Российской Федерации в этот период. Особенно сложным в этом было то, что членами радикальных движений стала молодежь, т. е. та возрастная группа, которая и будет формировать общественное мнение в ближайшие десятилетия.

7. В 2000-х гг. наблюдается и попытка формирования идеологии, основанной на национальных культурах. За основу адыгской национальной идеологии взят горский этикет — так называемый адыгэ хабзэ, адыгагэ, под которым подразумеваются такие институты как уважение к старшим, родителям, скромность, этикет «избегания», определенное поведение родителей по отношению к детям. На Северном Кавказе бытует мнение среди наших информаторов, что «любые нормы общечеловеческого характера можно подвести по адыгэ хабзэ». Главное, с точки зрения информаторов, в адыгэ хабзэ — понятие «стыда», при котором человек что-то неправильно сделал. Интересно мнение об адыгэ хабзэ, об адыгстве педагога из Лазаревского района Краснодарского края Н. А. Боус: «Страна адыгов Черкесия была могущественной и значительной страной Евразии. В середине XV в. Черкесия достигла высокого могущества... Что такое адыгагэ? (адыгство) — пример для подражания всех соседних народов: поведение в доме, семье, гостях, в дни торжеств, в случаях траура, отношение к друзьям, родственникам, знакомым, почитание старших, женщин, поступки людей по обстоятельству, вежливость в общении с людьми, храбрость в ситуациях, необычайная естественная скромность, готовность оказывать помощь нуждающемуся в ней, бескорыстное гостеприимство, умение трудиться, вести хозяйство и воспитывая детей... »

Все эти моральные нормы собраны в школьном учебнике «Основы адыгского этикета», изданном на адыгейском языке. Данный предмет преподается в школах Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и в адыгейских сельских школах Краснодарского края, в частности, в Успенском, Лазаревском и Туапсинском районах как факультативный урок. Предмет очень популярен среди школьников, особенно среди девочек, тем не менее многие из представленных в учебном пособии нормы этикета неприменимы в современном обществе, в частности, по адыгскому этикете муж и жена не могут вместе показываться «на людях», в обществе или супруга не имеет права находиться вместе с матерью своего супругу в одном помещении и т. д. Приведем мнение заведующего по учебной воспитательной работе в сельской школе аула Урупский Успенского района Краснодарского края Нальби Машбишева. Он считает, что в современном обществе вполне могут быть востребованы такие нормы Адыгэ Хабзэ, как сдержанность, уважение к старшим - непрекословие, взвешанность, этикет между мужчинами и женщинами - женщина не имеет права переходить дорогу мужчине и т. д.

8. Для того чтобы показать характер соотношения исламской, национальной и российской идеологии, обратимся к данному мне интервью Исхаком Шумафовичем Машбашем, крупнейшим писателем России, председателем Союза писателей Республики Адыгея. Исхак Машбаш признает, что современные горцы испытывают «неразбериху в общественном мнении». Размышляя о путях выхода из этого духовного кризиса, И. Ш. Машбаш считает, что несмотря на увлечение в современном обществе адыгэ хабзэ, «мы его теряем», в то же время и ислам, исламские ценности большинством общества на Северном Кавказе не принимаются. 11оэтому следует опираться и развивать общечеловеческие ценности — любовь к земле, к небу. Один из крупных писателей КЧР ногаец И. С. Капаев придерживается модели гражданского общества с доминированием «общечеловеческих ценностей».

9. Отметим, что в целом формально в регионе существует общественная идеология. На современном Северном Кавказе наблюдается характерная для СССР официальная общественная идеология, поддерживаемая на государственном (республиканском) уровне, которая опирается на девизе «Наш общий дом — Кавказ», «Кавказ и Россия — едины». В настоящее время на Северном Кавказе широко поддерживается на государственном уровне идея интернационализма, дружбы народов, толерантности. В частности, в Карачаево-Черкесии согласно Указу Президента КЧР от 19.09.2003 г. № 63 установлен «День единения народов Карачаево-Черкесской Республики». Президент КЧР М. Батдыев отмечает: «Представители около 100 национальностей, проживающих на территории республики, объединены не только общей землей, вековыми традициями, обычаями, но и общей историей, общей судьбой. Мы гордимся своим прошлым и бережно относимся к наследию, которое досталось от дедов и отцов, завещавших нам вечные ценности: дружбу и куначество между людьми разных национальностей и вероисповеданий. Республике важно сохранить прежде всего мир и стабильность... » На Северном Кавказе проходят многочисленные семинары, конференции и других мероприятий по теме «Культура мира и толерантность: диалог культур». Педагог Н. Машбашев подчеркивает, что официальная общественная идеология во многом возрождает отдельные элементы советской идеологии, в том числе и пионерские организации.

Тем не менее в действительности единственная современная общественная идеология, как метко заметил Председатель Российского Радио ВГРТК по КЧР Михаил Накохов, состоит в том, «как выжить». Председатель телестудии «Черкесск» И. X. Гашоков справедливо подчеркивает, что идея толерантности есть, но самой толерантности в обществе нет. Очевидно, что во многом официальная общественная идеология является скорее декларацией, чем «работающей» моделью поведения людей в обществе.

Между тем в контексте национальных интересов России на Северном Кавказе одним из ключевых факторов успеха их реализации является создание общечеловеческого гуманистического идеологического фундамента, который бы объединял народы региона с остальными россиянами, создавая пророссийски настроенное общество.


Источник:
Бабич И. Л. Формирование современной горской идеологии на Северном Кавказе // Кавказ спустя 20 лет: геополитика и проблемы безопасности: тр. междунар. науч. конф. (Владикавказ-Цхинвал, 20-30 июня 2011 г.). С. 237- 243.
Категория: Кавказ | Просмотров: 2083 | Добавил: 00mN1ck | Рейтинг: 0.0/0 |

Схожие материалы:
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]