Меню сайта

Разделы новостей

История Осетии [43]
Скифы | Сарматы | Аланы [120]
Публикации, архивы, статьи.
Осетия [122]
Новости Северной Осетии и Южной Осетии.События на Кавказе.
Кавказ [14]
Народы Кавказа, История и культура народов Кавказа
Ранняя история Алан [0]
Габуев.Т.А.

Наш опрос

Посещая сайт, я уделяю внимание разделу(разделам)
Всего ответов: 1423

Форма входа

Логин:
Пароль:

Календарь новостей

«  Февраль 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728

Поиск

Ссылки

|

Статистика


В сети всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Главная » 2014 » Февраль » 14 » Социокультурное пространство как фактор модернизационных изменений на Северном Кавказе
Социокультурное пространство как фактор модернизационных изменений на Северном Кавказе
01:42
3. В. Канукова, М. Р. Кулова, Е. В. Федосова

В контексте современных версий теории модернизации, интегрирующих социально-экономическое развитие, социокультурные изменения и демократизацию в рамках единого процесса человеческого развития, исследование модернизационного потенциала социокультурного пространства территории имеет безусловную научную и практическую значимость. Для Северного Кавказа, как одного из наиболее проблемных российских регионов, данный дискурс особо актуален.

Северный Кавказ — регион со сложной социально-культурной мозаикой. Здесь компактно проживают представители более 40 этнических общностей, которые имеют давние исторические связи между собой и с остальной Россией и сохраняют свою культурную отличительность. В то же время Северный Кавказ (в данном случае понимаются национальные республики Северного Кавказа) — самый сложный регион с точки зрения общественно-политической, социально-экономической ситуации, государственного управления и обеспечения национальной безопасности России. Это задает необходимость междисциплинарного комплексного подхода к формированию модели модернизационных процессов территории, содержащей дескрипции трансформаций в различных сферах жизни, общественно-политической, социально-экономической и социокультурной.

1. Общественно-политический блок. Основная особенность современного периода в политическом отношении, на наш взгляд, в необходимости смены приоритетов во внутренней политике в регионе. Основным приоритетом на современном этапе развития северокавказского общества должны стать вопросы горизонтальной межреспубликанской интеграции в регионе. В последнее десятилетие на Северном Кавказе реализовывалась стратегия вертикальной интеграции данного региона в единое политическое пространство Российской Федерации. Однако вертикальное усиление федерального присутствия на Северном Кавказе, до последнего времени, происходило по мере усиления напряженности в том или ином национальном образовании и носило характер «пожарного» разрешения конфликтной ситуации. Создание горизонтальных связей между республиками Северного Кавказа, региональных органов власти, общественных структур, научной и творческой интеллигенции позволит снизить накал политической напряженности в регионе. Эта необходимость должна осознаваться как на уровне федерального центра, так и на уровне региональной элиты. Основные политические процессы, протекающие в различных республиках, несмотря на свои локальные особенности, имеют сходное содержание и направленность, но идут с разной скоростью. Поэтому доминирующими акцентами государственной политики на Северном Кавказе должны стать следующие приоритеты:

— обеспечение территориальной целостности и безопасности;

— обеспечение гражданского равноправия;

— определение действенной миграционной политики, способной если не прекратить, то хотя бы уменьшить масштабы миграции русскоязычного населения из республик Северного Кавказа и тем самым устранить вероятность ее негативных последствий;

— сохранение и развитие культурного многообразия;

— предотвращение и разрешение конфликтов;

— обязательность регулярной смены власти с точным соблюдением действующих конституционных принципов и законов;

— необходимость повышения компетенции и правосознания политиков и населения в вопросах государственного управления, в том числе на путях формирования кросс-этнических политических коалиций (партий), которые призваны обеспечивать избирательный процесс и формирование власти;

— необходимость учета специфики состава населения и традиций при определении местных государственных устройств.

Общеизвестно, что существует устоявшийся общественно-политический дискурс относительно Северного Кавказа. Утвердились определенные ориентации, ценности и установки. Однако в целом формируется искаженная картина происходящего.

Самой существенной особенностью, на наш взгляд, является то, что в республиках сложились довольно специфические общественно-политические институты, обусловленные тем, что обычно называют «этническими особенностями», институты, которые оказывают определенное воздействие на протекающие здесь политические процессы. В общепринятом понимании здесь, так же, как и во всей России, функционирует общая и однородная политико-партийная конструкция. Но следует понимать, что официально функционирующие институты и категории лежат в сфере формально установленного Конституцией и другими законами порядка. Они существуют и непрерывно проговариваются в дискурсе, однако в реальной политической практике часто действуют и другие сущности. Помимо официально установленной институциональной структуры, в республиках Северного Кавказа сложились и функционируют латентные политические структуры большой значимости. В силу особенностей традиционного уклада кавказских обществ здесь сформировались и действуют организованные политико-экономические группировки, основанные на традиционных идентичностях. Поэтому необходимо создание основанной на профессиональной экспертизе системы выработки и принятия политико-государственных решений. Важным элементом этой системы, наряду с ведомственной экспертизой, должен стать независимый, прежде всего от региональных властей, мониторинг этнополитических, социально-экономических и других проблем Северного Кавказа. Необходимо также ставить вопрос о мониторинге и экспертизе реально функционирующего права в регионе (гражданского и политического). Для этого было бы целесообразно инициировать создание Центра мониторинга и прогнозирования общественно-политических, социально-экономических проблем на всем пространстве Северного Кавказа. Сохраняя свободу научного творчества, необходимо повысить гражданскую ответственность региональных обществоведов, занимающихся проблемами Кавказа, утверждать среди них общероссийскую лояльность. Частично это может быть реализовано через систему заказных исследований и исследовательских грантов из государственных источников на поддержку северокавказской науки.

Результаты анализа общественно-политической и социально-экономической научной экспертизы в Северо-Кавказском федеральном округе позволяют предложить следующую стратегию использования научного потенциала региона для создания постоянно действующей мониторинговой системы.

1. Необходимо поддерживать существующие и вновь создаваемые научные коллективы для сохранения навыков, традиций и престижа научной деятельности, а также для оценки глобальных направлений научного прогресса в интересах социального, экономического и социокультурного развития Северного Кавказа. Для этого, в частности, необходимо:

— вести открытый реестр всех научных исследований, проводимых в регионе, их связей с ведущими российскими и международными исследовательскими центрами;

— оказывать на условиях софинансирования поддержку международным и межрегиональным контактам исследователей и регистрации их прав на достигнутые результаты интеллектуальной деятельности;

— получать от научных коллективов обзоры результатов научных исследований и возможностей их использования в региональном управлении и экономике для органов государственной власти и объединений предпринимателей;

— использовать потенциал высших учебных заведений для мониторинга развития профильных видов экономической деятельности на территории региона.

2. Реализация научного потенциала СКФО требует не только социального и финансового инжиниринга, но и творческого, научного применения методов социального анализа и прогнозирования. В частности, нужно учитывать следующее:

— относительно низкий уровень денежных доходов населения республик Северного Кавказа заставляет поддерживать относительную социальную стабильность в регионе во многом за счет использования административного ресурса и консервации существующей социальной структуры;

— инновационное развитие региона, кроме роста экономической эффективности, потребует изменения существующей социальной структуры и механизмов социального взаимодействия и может привести к потере социального статуса существующих в регионе социальных элит;

— социальный инжиниринг позволяет использовать имеющуюся социальную структуру для запуска инновационной траектории развития и поэтапного перехода к новой социальной структуре без экстремальных проявлений неизбежно возникающих при социальных изменениях конфликтов.

Для того чтобы сформировать прочную основу национальной стратегии России на Северном Кавказе, необходимо, во-первых, определить константы в социально-политическом, экономическом и социокультурном развитии региона на протяжении всего периода его пребывания в составе России, во-вторых, вычленить в текущей ситуации базовые общественные процессы, которые будут определять будущее на достаточно длительный период.

Вопрос о будущем Северного Кавказа упирается в оценку соотношения темпов развития негативных и позитивных тенденций в социально-экономической, культурной и политической сферах. А это значит, что, в конечном счете, судьба региона зависит от того, готово ли государство задействовать ресурсы, достаточные для эффективного направляющего воздействия на идущие в нем социальные процессы и для нейтрализации давления извне. Речь не может идти просто о финансовых средствах и их количественной достаточности. Важно мобилизовать весь набор необходимых ресурсов — политических, административных, финансово-экономических, культурно-идеологических — в соответствии с характером задач и внешних вызовов. А построение эффективной системы их использования само по себе должно рассматриваться в качестве одного из основных ресурсов государственной политики.

Объектами такой государственной политики являются не сами по себе терроризм, сепаратизм, исламский фундаментализм или какая либо иная проблема и не весь регион Северного Кавказа, где эти проблемы существуют. Ее объектами являются базовые общественные процессы в отдельных республиках, каждая из которых характеризуется своей системой социально-политического равновесия; специфическим укладом хозяйственной жизни, обеспечивающим существование ее населения; особым соотношением контуров официальной властноуправленческой системы и реальной организации социальной жизни ее населения; характерным набором источников и условий межнациональной напряженности.

Равным образом следует понимать, что не существует отдельных решений для экономических, этнодемографических и культурных проблем, — они не просто взаимосвязаны, они взаимообусловлены. Здесь требуется долгосрочная, целенаправленная и последовательная политика комплексной региональной модернизации. По сути дела, речь идет о создании условий, необходимых для того, чтобы основные общественные процессы в регионе получили центростремительную и модернизационную направленность. Но даже если окончательно определится одинаковая направленность развития, это еще не гарантирует, что расхождение в уровнях модернизации российского «центра» и северокавказской «периферии» не будет увеличиваться, а дуалистичность социально-экономических структур и культурных ориентаций в масштабах всей страны и внутри северокавказского региона не будет углубляться. Модернизационный процесс в регионах России неизбежно будет разноскоростным. Чтобы Россия выдерживала единое общенациональное движение в этом направлении, необходимо стимулировать его ускорение на Северном Кавказе с учетом сложившихся социокультурных реалий.

Как показывают эмпирические данные, для масштабных культурных изменений в мире характерно сосуществование с устойчивыми и уникальными культурными традициями [1]. Одной из основных переменных, определяющих кросс- культурные различия и культурное своебразие, является доверие между людьми.

В широком понимании уровень доверия, присущий данному обществу, формирует качество социального капитала, напрямую влияющее на процессы модернизации. Особенность социального капитала, по словам Ф. Фукуямы, как определенного потенциала общества, возникающего в результате наличия доверия между его членами, состоит в том, что он создается и передается посредством культурных механизмов, в том числе традиций [2].



Взаимосвязь экономической и социокультурной составляющей модернизации в разрезе их региональной специфики позволяет выявить анализ данных исследования социальных аспектов жизни населения РСО-Алания, проведенного отделом социологических исследований и политологического мониторинга Северо- Осетинского института гуманитарных и социальных исследований в январе-феврале 2010 г., общий объем выборки составил 1600 респондентов, и формализованных интервью с 10 экспертами. Уровень социального доверия в определенной степени может быть оценен посредством анализа ответов на следующий вопрос.

Как видно из табл. 1, наиболее высокую степень близости и, следовательно, доверия респонденты испытывают к жителям своего поселения — 84,7% опрошенных ответили на вопрос положительно на фоне 6,7% респондентов, давших отрицательный ответ. Значительно меньший процент респондентов — 59,6% чувствуют свою близость с жителями всего региона, при том, что 20,1% опрошенных не испытывают подобных чувств, а 20, 6% не могут определенно ответить. Достаточно небольшое количество опрошенных — 27,3% подтвердили свою близость с жителями всей России. Самую малую близость респонденты ощущают по отношению к жителям СНГ — 13,7% и мира — 7,4%. Важно отметить, что при оценке своих связей с жителями страны, ближнего и дальнего зарубежья треть респондентов имела затруднения с ответом.

Более детальный анализ ответов респондентов, указавших на степень близости с жителями своего поселения, выявляет интересные тренды. Среди респондентов, отметивших более высокую степень близости, преобладают респонденты 18-35 лет (90%), с высшим образованием (87,2%), русские и русскоговорящие (86,2%), городские жители (88,2%).

Эти ответы в некоторой степени опровергают стереотип о том, что социальная близость и доверие более свойственны сельскому населению и носителям традиционных ценностей. Тем не менее, приведенные данные демонстрируют очевидный потенциал доверия в малых социальных коллективах — семье, поселении. При проведении дополнительных исследований можно будет более обоснованно определить степень выраженности фамилистических обществ с их доминантой семейных родственных отношений, способности создавать добровольные ассоциации на ином базисе доверия, кроме родства. Семейный бизнес, малые предприятия, традиционно преобладающие в экономиках обществ с низким уровнем доверия, — Тайване, Гонгонге, Италии могут быть более органичной структурой для социальной ткани местных сообществ в регионе.

Восприимчивость к инновациям, мощный потенциал саморазвития и ответственность выступают базовыми характеристиками современного общества. В частности, достаточно большой части североосетинского социума свойственно чувство личной ответственности. На вопрос о том, в какой степени улучшение жизни зависит от Вас самих, 79% респондентов ответили «полностью зависит», 13,6% — «пожалуй, зависит» (табл. 2), т. е. практически 83% опрошенных готовы к проектированию личных жизненных стратегий под свою ответственность.

Учет адаптационного потенциала нормативно-ценностных систем и их трансформация как фактора модернизации создают сильное социокультурное «плато» для процессов модернизации. Следует отметить, что отсутствие в Стратегии социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 г. концепта социокультурной интеграции значительно сужает коридор реальных возможностей реформирования экономики региона.

Северный Кавказ — регион со сложной социально-культурной мозаикой. Здесь компактно проживают представители более 40 этнических общностей, которые имеют давние исторические связи между собой и с остальной Россией и сохраняют свою культурную отличительность. В то же время Северный Кавказ (в данном случае понимаются национальные республики Северного Кавказа) — самый сложный регион с точки зрения общественно-политической, социально- экономической ситуации, государственного управления и обеспечения национальной безопасности России. Это задает необходимость междисциплинарного комплексного подхода к формированию стратегии развития СКФО и выделения в ней общественно-политического, социально-экономического и социокультурного блоков.

2. Социально-экономический блок. Северо-Кавказский федеральный округ характеризуется неоднородностью процессов экономического развития, что предопределяет необходимость выработки комплекса мер и направлений, позволяющих создать экономические условия для относительного выравнивания уровня жизни значительной части населения. Низкий уровень социально-экономического развития региона, недостаточно эффективная система государственного управления, общественно-политические риски являются основными факторами низкой инвестиционной привлекательности субъектов СКФО.

Приоритеты стратегии социально-экономического развития СКФО:

1. Создание системы инвестиционных институтов, ориентированных на привлечение в регионы СКФО долгосрочного частного капитала. Центром данной системы может и должен стать «Инвестиционный Банк Кавказа», который совместно с таким кредитным учреждение, как «Северо-Кавказский банк развития», ориентирован на решение государственных проблем на уровне СКФО. Целевой функцией Инвестиционного Банка Кавказа является привлечение долгосрочного капитала с мировых и отечественных финансовых рынков и их вложение в перспективные направления бизнеса в форме участия в акционерном капитале различных предприятий народного хозяйства. Ключевыми элементами системы инвестиционных институтов выступают инвестиционные фонды (акционерные и паевые), венчурные фонды, финансовые учреждения, целью которых является привлечение средств институциональных и частных инвесторов. Создание данных институтов должно сопровождаться формированием единой системы государственной поддержки ключевых отраслей народного хозяйства региона, в том числе (или прежде всего) путем субсидирования процентных ставок по кредитам в размере 2/3 и выше процентной ставки рефинансирования ЦБ.

2. Использование свободных экономических зон для реализации ключевых проектов развития экономики округа в области инноваций и туристско-рекреационного потенциала. Необходимо усиление международной транзитной роли СКФО путем создания международной экономической зоны на части территории Северной Осетии и Южной Осетии, а также, при возникновении благоприятного политического расклада и проявлении соответствующей заинтересованности со стороны грузинских властей, на части территории Грузии.

3. Формирование институциональной среды, ориентированной на привлечение крупного зарубежного и отечественного капитала в регион. Стимулирование, в том числе на основе государственно-частного партнерства, частных инвесторов к организации новых крупных, средних и малых промышленных предприятий в сфере авто-, мото-, авиапромышленности, которые могут обеспечить занятость в трудоизбыточном регионе.

4. Сосредоточение ключевых проектов социально-экономического развития региона в сфере сельского хозяйства и туристско-рекреационного комплекса. Экспертный анализ показывает, что сравнительные конкурентные преимущества региона могут быть реализованы, в том числе, и посредством развития сельскохозяйственных кластеров со специализацией на производстве продовольственного и кормового зерна и продукции животноводства. Реализация туристско-рекреационного потенциала региона требует формирования не только благоприятной инвестиционной среды, но и с учетом определенных имиджевых рисков региона соответствующего социокультурного сопровождения соответствующих проектов.

5. Создание Северо-Кавказского социального фонда для повышения расширения доступа к занятости и участию в рынке труда, в том числе, общероссийского уровня, усиления социальной включенности модернизации региона.

6. Республики и регионы федерального округа располагают высоким научно-техническим потенциалом, высококвалифицированными научными, инженерными и рабочими кадрами, позволяющими обеспечить технологическую модернизацию базовых отраслей экономики. В этой связи, необходимо обеспечить финансирование разработок и освоения инновационных технологий производства продукции с высокой добавленной стоимостью. Обеспечение финансовыми ресурсами можно и должно осуществлять посредством широкого применения налоговых инструментов для стимулирования вложения частного капитала в систему венчурных инвестиционных фондов.

3. Социокультурный блок. Залогом инновационного развития Северного Кавказа как полиэтничного региона должна стать интеграция его народов и культур, укрепление региональной идентичности в рамках общероссийской традиции. Ученые-гуманитарии могут предложить власти и бизнес-сообществам создание системы историко-культурных и этнологических брендов, суть которой заключается в культурном осмыслении пространства, насыщенного многочисленными материальными и духовными символами, образами, их выявлении и продвижении с целью укрепления региональной идентичности, формирования позитивного имиджа и оживления экономической жизни региона.

Актуальность нашего предложения подтверждается появлением эпизодов стихийного формирования этнокультурных образов, которое наблюдается в последнее время, и необходимостью придать этому процессу планомерный характер.

Система историко-культурных и этнологических брендов может оказаться весьма продуктивной в процессе реализации Стратегии развития СКФО до 2025 г. В качестве главных объектов туристского кластера всего СКФО обозначены горно-рекреационные комплексы, в их числе «Мамисон». Необходимость этнокультурного сопровождения таких проектов не вызывает сомнений: выявление и популяризация элементов материальной и духовной этнической культуры содействует повышению их инвестиционной привлекательности. Использование этнологических брендов в программе привлечения туристов и инвесторов могут быть апробированы при подготовке и проведении Зимних Олимпийских игр в Сочи в 2014 г. (подобные проекты успешно были осуществлены в Сиднее и в Сиэтле в связи с проведением Олимпиад).

По мнению авторов Стратегии, перспективными отраслями являются легкая и пищевая промышленность, ориентированная на переработку продуктов местного сельского хозяйства. В этой связи несомненного внимания заслуживают такие проекты, как национально-культурный конкурсы «Осетинское пиво», «Осетинский сыр», проведенные Министерством культуры РСО-Алания. Кроме оживления элементов традиционной культуры брендирование обеспечивает продвижение продукта на рынке, стимулирует малый бизнес, может внести свой вклад в решение проблемы занятости в сельских районах.

Система историко-культурных и этнологических брендов может способствовать и решению задач, связанных с укреплением региональной идентичности. Для этого необходима популяризация общих для всех северокавказских этносов гуманистических основ традиционной культуры и этнических ценностей, выявление и использование этнокультурных образов, общих и понятных для всех народов региона.

В этой связи представляется перспективным создание в районе Кавказских минеральных вод «этнографической деревни», визуального «общего дома», где будут представлены традиционные дома и подворья всех народов региона, включающие этношопы, этнорестораны, этномастерские и прочее.

Территория этнографической деревни может использоваться для проведения различных фестивалей, форумов, научных, культурных и других мероприятий, способствующих установлению межнационального согласия. Трудно переоценить значимость такой площадки для воспитания подрастающих поколений. С сожалением приходится признать, что на Кавказе выросло поколение, не знакомое с соседствующими культурами.

Продвижение этнокультурных брендов имеет также информационную значимость в общероссийском масштабе, в плане нивелирования негативного имиджа кавказских народов, сложившегося в последние десятилетия, и создания мультикультурного позитивного образа региона. Таким образом, система этнокультурного брендирования является средством сохранения самобытной культуры, стабилизации межнациональных отношений и формирования позитивного имиджа региона.

Реализация интегральных научных, образовательно-воспитательных и культурологических проектов требует объединения усилий интеллектуальной элиты всего региона. С этой целью предлагается организация постоянно действующего научного форума, место проведения которого может поочередно определяться во всех субъектах региона.

Список использованной литературы:

1. Инглхарт Р., Вельцель К. Модернизация, культурные изменения и демократия.—М.: Новое издательство, 2011.—464 с.

2. Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию,—М.: Аст, 2008,—730 с.

Источник:
Канукова 3. В., Кулова М. Р., Федосова Е. В. Социокультурное пространство как фактор модернизационных изменений на Северном Кавказе // Кавказ спустя 20 лет: геополитика и проблемы безопасности: тр. междунар. науч. конф. (Владикавказ-Цхинвал, 20-30 июня 2011 г.). С. 258- 266.
Категория: Кавказ | Просмотров: 1543 | Добавил: 00mN1ck | Рейтинг: 0.0/0 |

Схожие материалы:
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]